Функция или субстанция (I)

Давайте логически закончим позапрошлый пост http://jivopyra.livejournal.com/20058.html. В нём то явление, которое мы называем [индивидуальное] «сознание» выводилось из физиологической функции того же назначения, что и боль. Автору известен, по крайней мере, один читатель, которому не очевидно каким образом боль и сознание занимают одну и ту же нишу — по мнению читателя, если боль выполняет охранительно-уберегательные функции, то сознание — это, своего рода, обеспечение экспансивно-наступательных функций существа.

Однако, этот читатель неправ — обеспечение экспансивно-наступательных функций не является функцией сознания «по прямому назначению». Хотя оно может использоваться (и используется) и в таком качестве, прямое назначение сознания совершенно охранительное: человек удивительно изобретателен, настойчив и умён когда ситуация доходит до спасения своей жизни, угроза которой ему уже «дана в ощущениях». Однако, когда вопрос тем же человеком рассматривается всего-лишь на шаг ранее, т. е. сознанием решается задача лишь превентивного отведения угрозы, работа сознания далеко не имеет той же степени энтузиазма. Объясняется это совершенно естественно — думать очень затратно и тяжело, но ради спасения самой жизни существа оправданы совершенно любые затраты, на которые оно только способно.

В прошлом посте было проглочено объяснение, которое структурно связывает сознание с болью, но, видимо, это было ошибкой. Поэтому сейчас мы это объяснение рассмотрим.

Во-первых, вспомним, что понятие «владелец физического тела», которое мы получили путём совершенно естественного рассуждения — трансцендентно. Эта сущность структурно выделяется среди других, у неё есть функция, мы её можем точно определить, но ничего больше мы сказать не можем — ни места в пределах тела, ни внутреннего устройства. Ответить на этот вопрос нам не могут ни физиология, ни метафизика — явление «человек» состоит из «физического тела» и некоего «управляющего телом», сущности, которая «ради своих интересов» может этим телом (или его частью) пожертвовать — например, человек может отрезать себе часть, чтобы спасти всё тело и самого управляющего в том числе.

Из чего довольно давно был сделан вывод, что сущности эти — разные, в некоторых случаях их «интересы» противоположны. Видимость тела и невидимость этого управляющего естественным образом порождала миф о мирах «дольнем», населённым видимыми существами и «горнем», населённым существами невидимыми. Человек, соответственно, понимался как некое временное слияние плотного и тонкого, действующего в единстве. А далее начиналась чистая доктринальная фантастика, оставленная нам нашими предками в виде разнообразных религиозных учений.

Боль — это способ физическому телу подать сигнал нефизическому управляющему, чтобы управляющий изменил «поток команд, которые исполняет тело». Но, как мы сейчас физиологически знаем, «боль» - это всего-лишь качественная оценка, которую производит система передачи информации в пределах тела. Сами рецепторы и органы, порождающие нервные раздражения просто гонят поток «аналогового сигнала» с параметрами (амплитудой, частотой и т. п., а способами, которыми вообще можно в сигнале поместить/извлечь информацию занимается наука «радиотехника»), но вот является ли этот поток «уже болью» или «ещё не болью» решает т. н. «болевой порог» - некое явление в нервной же системе, которое устанавливает пороговый уровень «терпимости» сигнала о состоянии тела. И болевой порог в определённых пределах во-первых, поддаётся регулировке, а во-вторых — организм этим пользуется для своего выживания. Например, такое физиологическое явление, как «болевой шок» есть не что иное, как запредельное поднятие болевого порога от экстремально высокого уровня сигнала «о состоянии тела».

Ожидая, что «горнее» стоИт по части возможности принятия решения о поведении выше «дольнего» (пример Муция Сцеволы перед глазами) мы обнаруживаем, что всё гораздо сложнее, что видит-то действительно голова, но видеть она будет лишь то, куда повернёт шея - управляющий и управляемый находятся в тесном и неразделимом единстве, у них буквально всё общее, а выделяются они функционально по причине общей структурности явлений — это мы сами внутри себя можем оперировать только моделями конструкции «сущность-связь», ну, вот мы и обнаружили из-за этого трансцендентную сущность — не может же связь повиснуть в пустоте, потому, что конструкция нашего воображательного аппарата такая. А, так и «был ли мальчик»?

Нам удобно представлять себе, что был — наши модели от этого допущения упрощаются, так же, как они упрощаются от допущения «со стороны электрического поля на пробный заряд действует сила». Отлично. Тогда развиваем идею боли дальше. Представим себе хищное животное ([био]робота, умеющего убивать, т. е. ликвидировать в Реальности достижение онтологической цели «выжить!» того существа, на которое направлена деятельность). Управляется оно внутренними поведенческими программами, которые обязательно должны быть направлены наружу существа. Если хищник не будет обладать способностью определять «это ещё Я, а вот это — уже не Я», то он окажется в положении хорька из басни Л.Н. Толстого, т. е. не сможет достигать своей цели «выжить!» и, в результате эволюции, сам сойдёт с арены бытия... Вы никогда не задумывались над тем, почему общая конструкция акулы такова, что она чисто физически не в состоянии не то, что дотянуться своей пастью до части своего тела, так даже и просто увидеть часть именно своего тела? А вот как раз потому, что уровень развития её нервной (кибернетически говоря — управляющей) системы не позволяет эту часть ей показать — сработает программа убийства, которая в данном случае будет направлена против самого существа. Вполне вероятно, что в процессе эволюции были такие хищные существа — с одной стороны уже способные увидеть своё тело «как чужое» (голова уже поворачивалась), а с другой — ещё не умевшие понимать, что «это — Я» (мозгов в ней было ещё мало). Но то, что их сейчас с нами нет — кибернетически вполне закономерное явление. Для контроля понимания сказанного представим себе, как выглядят вымерший плезиозавр или ныне здравствующий варан...

Живущие же в наше время звери (по биологической классификации класс «млекопитающие» синонимически называется «звери» и мы сами — они же и есть) - по части развития нервной системы являются [био]роботами достаточно продвинутыми для того, чтобы на уровне системы управления различать «свою лапу» и «чужую лапу». Для убивания первой в их поведенческой программе буквально «аппаратно прошит» жёсткий запрет на такое поведение, которое при этом желательно, если эта лапа — чужая. Специально заметим здесь чисто кибернетическое обстоятельство — чтобы это стало возможным требуется некоторая минимальная сложность «управляющего аппарата» существа. Которая в электронике приблизительно оценивается «числом транзисторов», а в физиологии — объёмом мозга. Тем не менее, мы можем оценить эту сложность не обязательно в материалистических категориях, но и в идеалистических тоже — как сложность той [поведенческой] программы, которую конкретный физический «процессор» ещё в состоянии выполнять в онтологически приемлемое время, неважно, какова физическая реализация этого процессора — кремниевая или белковая. «Онтологически приемлемое» - это, чтобы тебя не лишили жизни, пока ты занят размышлениями как поступить в данном конкретном стечении раздражителей органов чувств.

По-моему, всё необходимое для того, чтобы утверждать родство «боли» и «сознания» сказано выше — сознание это [первоначально] такой вид деятельности существа, присутствие которого позволяло ему сохранить свою жизнь (а более точно — ВРП, «выжить-размножиться-процвести») при уже достигнутой им сложности устройства, а отсутствие (задержка в развитии) — не позволяло, потому, что продвинутые функции существа оно невзначай использовало и против самого себя. Первоначально сознание и было тем самым инструментом поведенческого процессора, который отвечал на вопрос «Я это или не Я?» в каждом конкретном случае и в зависимости от ответа включал ту или иную поведенческую программу существа. И, как сейчас понимается, это — очень давнее эволюционное приобретение. Потому, что в наше время мы видим его развитие [и действие] уже виде распространения этого поведения не только на себя, но и на представителей своего вида — львица очень ласкова со львёнком и нет ситуации в которой она бы включила в отношении него программу убийства. Но, вот если это не львёнок...

Если высказанная выше гипотеза верна, то та категория «Сознание», которая нам известна из трудов философов (начиная с самых античных времён, а ведь нет сомнения, что философскими вопросами человек задавался и ранее античности) — очень малое, относительно мощности всего феномена, понятие. Почему же оно оно оказалось таким (по мнению автора) — следующий пост.

Подробнее о химеричности

Хотелось бы развить тему прошлого поста. Но поступил большой критический тезис — термин «химера нашего сознания» содержательно неудачен, поскольку всё, что мы полагаем существующим дано нам исключительно в наших ощущениях и в тех образах, которые мы сами себе строим. А потому, ровно всё, что мы воспринимаем из Реальности именно «химеры» этого сознания и есть, т. е. какой вообще смысл передаёт термин?

Ответить на это можно, но не в одном абзаце. Да, действительно то отражение Реальности, которое мы строим, есть образы, существующие только «внутри нас». Что существует «снаружи» — при том способе ощущения, которым мы оборудованы мы непосредственно узнать не можем. Но, в своём классическом понимании философия не просто так выделяла «реальность объективную» и «реальность субъективную»: первая полагалась отражением явлений, которые считались точно существующими снаружи нас, а вторая — считалась реальностью ровно постольку, поскольку и мы сами тоже считаемся частью Реальности. Это довольно громоздкая конструкция (наподобие деферентов и эпициклов в модели Птолемея), но смысл она передаёт точно — образ, который находится внутри нас не является гарантированно гомоморфным тому явлению снаружи, чей это образ. Ну, может быть — является, а может быть — и нет. В первом случае это «объективная реальность», во втором - «субъективная».

Пример такого явления — галлюцинация. Для самого галлюцинирующего делириозные образы столь же реальны, как и образы порождаемые «объективной реальностью», однако горе тому человеку, который начнёт строить своё поведение опираясь на такое «отражение» - при всей формальной правильности такого отражения сущностно-то оно неадекватно. Что и будет «доказано» ему Реальностью, как только человек попытается её изменить на основании такого отражения. Ранее уже упоминался пример «крысы с лицом тёщи», которая приходила к больному во время белой горячки — это вот та самая «химера нашего сознания» и есть. Мы в состоянии заметить её химеричность лишь только анализируя системность Мира, а не сами непосредственные ощущения — галлюцинирующий обнаруживает, что ощущения есть, но он знает, что системно крыс с лицом тёщи не бывает. И, если галлюцинирующий человек — не примитивного уровня отражения, то этой части здоровой психики хватит, чтобы самокритично понять что надо бежать за помощью психиатра.

Вся разница только в том, что делириозные химеры порождаются глубинными слоями нашей психики, а такие явления, как «небесная сфера» - выведены психикой в область сознательного. Мы полагаем их существующими, обрабатываем рассудком, строим на их базе всякие умозаключения и т. п. Иногда с их использованием удаётся построить и адекватные отражения. На понятии «Бог» вообще построена огромная часть человеческой культуры, хотя, как сейчас понимается — это и есть первейшая из рассматриваемых нами «химер сознания».

При этом, что важно для отличения одного класса явлений от другого, — действительно идеальные сущности «существуют», а вот химеры о которых речь — только «кажутся». Пример идеального и существующего явления — треугольник. Он... есть и при этом он не является «субъективной реальностью». Много-много лет назад, когда единственным «умозаключающим» явлением была только человеческая психика ещё можно было полагать, что идеальное — это сама субъективная реальность и есть. А вот в наше время, когда появились совершенно механические, заведомо не оборудованные никаким «сознанием» явления, которые, тем не менее, умеют оперировать идеальным мы уже не можем утверждать, что идеальное — это субъективная реальность. Пример такого явления — микропроцессор, наводящий ракету на цель. В прокладке курса он пользуется аналитической геометрией, т. е. вычисляет те самые явления идеального мира, отталкиваясь от которых он «изменяет реальность» управляя ракетой.

Можно, конечно, настаивать на субъективной реальности треугольника, но тогда и микропроцессор получается субъектом... Это — большая, интересная и в высшей степени философская тема, может быть кто-нибудь возьмётся её обсудить?

Химера же — это не треугольник (у которого есть свойства, проверяемые в эксперименте!), а, всего-лишь, «артефакт способа восприятия (измерения)». Будет другой способ — может не оказаться и самого артефакта. Понятие «небесная сфера» нами уже подзаезжено, но можно привести и другие артефакты. Например — единицу расстояния в виде «светового года». Такое «расстояние» вполне может оказаться рассматриваемой нами химерой, поскольку оно основано на исключительно доктринальной аксиоме об абсолютном постоянстве скорости света. Иными словами, его химеричность в том, что на восприятие явлений мегамира мы переносим привычки сформированные у нас макромиром — да, действительно в пределах ощущаемого нами Мира результаты метода «измерения расстояния прикладыванием линейки» сходятся с результатами метода «измерения времени распространения электромагнитного сигнала». Но из этого никак не следует, что и на мегамасштабах они так же обязаны сойтись — может быть, именно на мегамасштабах и существует какое-нибудь явление, которое на макромасштабах обнаружить не удаётся? Аналогией такого явления, зависимого от масштаба является «течение льда» - люди, замораживающие коктейльные кубики в холодильнике уверены, что имеют дело исключительно с твёрдым телом, а гляциологи-то точно знают, что ледники текут как очень вязкая жидкость...

Другим примером возможной химеры является «красное смещение» и основанная на нём космогония «расширяющейся Вселенной» :) Не так и сложно показать возможную химеричность подобного рода рассуждений. В физике известен «закон Доплера», который связывает скорость относительного движения источника и приёмника с частотой воспринимаемого сигнала излучаемого первым и воспринимаемого вторым. В данном случае аксиоматически этот закон и применён к объяснению странного «смещения спектральных линий», астрономически наблюдённого у некоторых из «лампад, зажигаемых ангелами». Из чего и был сделан доктринальный же вывод «галактики разбегаются» и все последующие выводы в том же духе...

Но вывод этот находится на грани спекулятивности. И до этого не так и трудно дойти и своим умом. Надо быть только очень аккуратным в рассуждениях. Например, «эффект Доплера» экспериментально обнаружен только для случая распространения сигнала в материальной среде — в воздухе, в воде... Даже для случая распространения электромагнитного сигнала — закон Доплера был экспериментально подтверждён тоже только «в воздухе», т. е. там, где существуют «маленькие твёрдые шарики, передающие взаимодействие» - в случае движущегося в одну сторону приёмника или источника они просто в одну сторону передают это взаимодействие быстрее, чем в другую и только. Механизм, по крайней мере, физически может быть объяснён.

Но в межзвёздной среде — абсолютная пустота... Материальная база существования «эффекта Доплера» какая? Особенно, если учесть доктрину, что скорость материального явления испущенного одним из движущихся со скоростью света материальных тел в сторону движущегося ему навстречу материального же тела... не превзойдёт скорости света? Откуда следует (а следовать в таком случае должно математически, а не эмпирически!), что «эффект Допплера» одинаков для любого волнового явления, вне зависимости от физической природы переносчика сигнала?

Учитывая, что само «красное смещение» кванта света описывается в энергетических терминах (которые точно так же, как и понятие «электрон» являются чисто доктринальными), а не в исходных терминах длины, кто мешает предположить, что на расстояниях мегамира Вселенная просто не абсолютно прозрачна, но на каждые 100-1000 кпк — заметно ослабляет прошедшие это расстояние кванты света энергетически? Ослабляет немного — на каждый 1 пк это еле различимая величина, а на 1 метр или 1 а.е. - величина просто лежащая за пределами погрешности измерения современных технических средств? И мы получим совершенно другое объяснение того же самого наблюдения... [да, я знаю про «закон сохранения энергии» который и сам может оказаться рассматриваемой химерой — я ищу физика, с которым бы можно было обсудить эту идею без отсылки «к», «в» и «на»...]

Автор — не физик. Смысл данной филиппики в понимании того, что аппроксимация «расширяющейся Вселенной» делается так же как «существование электрона» - по количеству явлений макромира, которые непротиворечиво объясняются при одном и при другом доктринальном допущении. Но явления-то, которые при этом оцениваются — явления макромира, а вывод-то мы распространяем на явления «микро» и «мега», которые, в общем случае, не обязаны быть изоморфными той среде в которой откалиброваны наши органы чувств и проистекающие из их сигналов модели Реальности? «Протянуть руку и пощупать» - это совсем не то же самое, что «засечь время ожидания возникновения ощущения»!

Вот, опять же та же самая пресловутая «небесная сфера» - для ряда совершенно практических задач (наподобие обсервации географического места наблюдателя по хронометру и секстанту) она — вполне себе «существующее явление». Химерой она оказывается только при решении каких-то иных задач. Но, что далеко ходить — и плоская Земля оказывается совершенно такой же. Так существует ли плоская Земля? Если парадоксальность вопроса не ощущается, можно переформулировать его: существует ли шарообразная Земля? Ответ сам получается парадоксальным — для кого как... Для крестьянина в дельте Нила вся Земля может быть только плоской. Ему это очевидно. Для космонавта - вся Земля может быть только шарообразной. И ему это очевидно ничуть не менее.

Однако, ещё более парадоксальна та мысль, что просто нет такой задачи (способа практического поведения), когда космонавт на орбите вынужден был бы и мог бы решать задачи крестьянина по вспашке огорода. Или наоборот. «Конструкция Реальности» такова, а «существует» - это отношение между субъектом и объектом, но совсем не нечто автономно и всеобще определённое, т. е., вообще говоря - «ближний порядок» и «дальний порядок» (понимаемые сейчас строго физически) это два сущностно разных явления. Адекватность модели Мира, сделанная в моём локальном окружении при помощи моих собственных органов чувств, не может быть автоматически распространена на глобальное окружение и на выводы, делаемые не мной. Ребёнок, первый раз взявший в руки лупу и обнаруживший «локальную аномалию в размере предметов» которую создаёт эта лупа понимает это быстрее, чем вы прочитали этот абзац...

На этом очень хочется закончить с «химеричностью», поскольку в кибернетическом понимании «химера» робота, вычисляющего своё поведение — это всего лишь ложная цель. Она очевидно будет отличаться от того образа, который будет описывать цель для робота настоящую. И очевидность этого вывода, сделанного «снаружи робота» намного яснее, чем очевидность того вывода, который мы делаем внутри себя о самих себе.

P.S. Моему давнему френду немало сделавшему для того, чтобы я втянулся в писание этого журнала, но, к сожалению, и самому самовыпилившемуся и трущему сейчас свои интересные реплики в моей ленте: пост "про Разум, а не Сознание" поставлен в очередь... Не переключайтесь на другие каналы.

О Сознании

Продолжим тему предыдущего поста. Критики на него последовало мало, но мы продолжим, ответив на ту критику, что поступила. Критика, надо сказать, невнятная и очень забавная. Например, один из критиков пообещал стать моим апостолом, если из моей доктрины будет получаться его «Я»... А зачем оно обязано получаться? Откуда вообще такой странный критерий адекватности философской доктрины?

Однако этим вопросом можно и задаться — откуда у нас вообще берётся представление о некоем «Сознании»? Здесь уместно в который раз напомнить, что простой люд считает и попов и философов балаболами, понеже что «Бога», что «Материю и Сознание» потрогать и ощутить нельзя...

Понимая это, ранее (http://jivopyra.livejournal.com/1400.html) мы успешно связали физику и философию выведя весь метод философии из эксперимента — опыта сенсорной депривации из которого совершенно «физически» и «можно потрогать» получалось, что существуют две большие категории ощущаемых нами явлений: «Я» и «не Я». На что сейчас надо обратить внимание - при том выведении «Я» получалось аксиоматическим и объяснялось это тем, что «очевидно»: если бы «Я» не было, то не было бы и возможности установить и всё остальное.

На тот момент и на том уровне повествования это действительно было очевидным утверждением следующим из здравого смысла. Но вот можем ли мы повторить это сейчас? Допустим, как это замечает френд alex_dvorak , что понятие «существование» не может быть определено, но может быть истолковано, как истолковывается математическое понятие «точки». «Точка» по своей сути есть «квант места», а в чём тогда состоит суть «существования»?

По мнению автора, понятие некоего субъекта X «существует Y» передаёт смысл: «Y пребывает с X в одинаковой модальности». Здесь очень хочется написать слова «модальности бытия» и получить в результате полноценное «верёвка — это вервие простое». Получать чего совершенно не хочется. Поэтому ниже придётся объяснять, что в данном случае передаёт понятие «модальность».

Читатели, задумывавшиеся над интерпретацией опыта сенсорной депривации, откуда автор и делал свой вывод метода философии, несомненно обратили внимание на то, что утверждение «Я — существую» может быть лишь совершенно абсолютно и аксиоматично. Оно — только такое и никаким иным оно быть не может, и нет ещё более простых понятий и высказываний на которые оно может быть разложено. Ситуация выглядит так, как будто «Я» - это свеча в центре Мира, которую зажгли и Мир стал видим. Стоит погасить эту свечу — и Мир … исчезнет. И Мир и свеча, его освещающая в данном случае составляют не две разные части, но одно атомарное явление — либо они оба «есть», либо их обоих «нет», в том смысле что порознь они не обнаруживаются.

И это обстоятельство потом подробно было рассмотрено в наших упражнениях далее — что «субъект и объект это одно явление» и почему именно так, а не как-то иначе. Если это кому-либо из читателей непонятно, то я предлагаю просто начать читать блог сначала — конспективно это, к сожалению, не пересказывается. В науку нет царского пути :(

И вот это самое ощущение «одновременного и однопространственного присутствия с собой» и есть то самое «существование», которое нельзя определить, но можно только истолковать. Если сказанное понимается, то понимается и то, почему нельзя определить — «Я» само для себя трансцендентно. Почему так — тоже рассматривалось в самом начале наших упражнений. Разумеется, что явление, в котором содержится хоть одна трансцендентная часть определить в своих свойствах нельзя... Френд alex_dvorak прав.

Вопрос, который нас приблизит к пониманию явления «Сознание» — а почему мы сами для себя трансцендентны? Почему наше понимание самих себя является самым-самым-самым минимальным: ранее мы говорили, что «трансцендентность X - это такое наше ощущение, что X — есть, но ничего большего о нём мы не в состоянии ощутить»? В классическом понимании философии и отражения этого не объяснить. А вот в кибернетическом понимании этот вопрос имеет довольно логичное изложение.

В философском понимании понятие «отражение» это влияние, которое объект оказывает на субъекта изменяя внутреннее этого субъекта состояние. Огонь, единожды обжегший палец ребёнку навсегда изменяет этого ребёнка поведение с огнём. Отражением оборудованы, как минимум, все живые существа (о неживых явлениях — разговор отдельный), поскольку изменение своего поведения в ответ на изменение условий окружающей среды — общее и фундаментальное свойство всего живого. Объём или масштаб этого отражения (измеряемый сложностью и развитостью той модели Реальности, которой оперирует существо) у разных существ разный — человек имеет более сложную и развитую модель Мира, чем какая-нибудь амёба. Соответственно масштабу отражения существо оборудовано и средствами производить деятельность: у примитивных существ и деятельность примитивна, а у продвинутых — весьма сложна и нелинейна. При этом, в общем случае, мы не можем сказать, как именно отражение превращается в деятельность — в одних случаях это реализуется ростом тканей, в других — сокращением мышц, в третьих — изменением нервной проводимости и т. п. Всё это подробно рассматривалось ранее и повторяться сейчас совершенно незачем.

Но вот наступает какой-то уровень сложности отражающего существа, когда внутри него появляется средство «самопроверки» - такой сорт деятельности, который направлен не вовне, а на само это существо. Он имеет целью убедиться в том, что существо целостно, способно выполнять свои функции и первичное назначение этой деятельности — обеспечение достижения эволюционной цели «выжить!». Первым примером такой деятельности приходящим в голову является крестцовый нервный узел обнаруженный у диплодоков — этот ящер был настолько длинный, что пока чувственный сигнал «хвост едят» доходил до головного нервного узла, а потом обратно бежал исполнительный сигнал «махнуть хвостом» хвост могли успеть и отъесть... Эволюционным ответом, который улучшал целостность организма явилось развитие крестцового нервного узла, который управлял хвостом. Своеобразный такой ответ, нигде больше эволюцией не использованный, но тем не менее это он самый.

К разряду эволюционных приспособлений этого же назначения можно отнести физиологическую боль — ощущение, возникновение которого обычно связано с повреждением или каким иным нарушением нормальной функции организма. Крайняя неприятность боли заставляет владельца этого организма совершить акт поведения для восстановления своей целостности или уменьшения повреждения. При определённой сложности организма и, скажем так — заданной в Мире «плотности вероятности потока возможных несчастий» отсутствие боли приводит к катастрофическому падению выживаемости особей. Именно поэтому мы видим оборудованность чувством боли всех организмов, перешагнувших этот порог сложности — организмы иной конструкции просто не выжили в эволюционной гонке.

Заметим, что выше по тексту мы совершенно естественно употребили слова «владельца этого организма» разделив нечто, что определяет поведение тела (организма) и само это тело (организм). Боль — это ощущение генерируемое телом, но предназначенное не для тела, а для этого вот «вычислителя поведения», чтобы он внеочередным образом изменил свои вычисления и скомандовал телу совершить поступок.

При этом мы не можем сколь-нибудь уверенно локализовать расположение этого вычислителя. То, что мы приписываем его функциям нервной системы и головного мозга, во многом похоже на подтверждение известного анекдота, что тараканы слышат лапками — если лапки у таракана оторвать, то он не слышит приближающейся опасности и не стремится убежать: корреляция тех или иных поведенческих реакций с некоторым объёмом или местом головного мозга вовсе не является доказательством того, что вычислитель и порождается мозгом. Ведь картинка, которую показывает телевизор порождается не телевизором, хотя опытным путём, вывинчивая в нём те или иные электрорадиоэлементы, можно установить характер повреждений этой картинки и связать его именно с вывинченным элементом схемы...

Видимо, сейчас ни у кого не возникает ощущения какой-либо неправильности от сказанного выше. Тем не менее, мы только что определили некую идеальную и при этом совершенно трансцендентную сущность - она определяет поведение организма, т. е. управляет процессом «отражение — деятельность». В нашем понимании она - «существует», поскольку мы смогли описать её отдельную функцию. Но мы не можем ничего сказать ни о локализации этой функции, ни о её структуре, ни о каких-либо её частных свойствах...

А теперь мы немножко отвлечёмся от темы повествования и поговорим о таком явлении, как «прохлада». Чувственное ощущение от прохлады всем известно, сомневаться в том, что она существует не приходится, но вот какова сущность «прохлады»? Мы можем доктринально предположить, что прохлада — это субстанция и экспериментально обнаружить, что она производится холодильником и кондиционером так же, как молоко производится коровой. В данном рассуждении нет ничего «неадекватного» - ощущаемое явление макромира оно описывает точно. Но, как только мы меняем доктрину — прохлада это не самостоятельная сущность, а всего-лишь ощущение порождаемое нашим органом чувств при возбуждении его материальной субстанцией определённой температуры, - меняется и «картина Мира»: холодильник и кондиционер больше не производят особую субстанцию, но всего-лишь изменяют меру внутренней энергии у субстанций существовавших и без них.

Что произошло? А произошло всего-лишь изменение цепочки, которой мы представляем себе модель явления. Самая короткая, чувственно очевидная цепочка «кондиционер производит без него не существовавшую ранее субстанцию, которую мы ощущаем». Более длинная (и в настоящее время признаваемая сущностно более правильной) цепочка: «кондиционер меняет свойства и без кондиционера существовавшей субстанции, эти свойства мы и ощущаем».

При этом надо заметить, что модель «сущность-связь» формально обратима, т. е. то, что можно описать моделью «сущность — связь — сущность» можно перевернуть и описать и моделью «связь — сущность — связь». Здесь ключевым является слово «формально» - формальная равносильность описаний не означает их сущностной эквивалентности. Примером сказанного являются модели Птоломея и Коперника — они и есть обращение друг-друга относительно свойств «сущность-связь», они обе равносильно описывают положение светил на небе, но одна из них сущностно верна, а другая нет... Однако, заметим себе, что исключительно чувственно, т. е. находясь на [движущейся] Земле и рассматривая небесную сферу мы не в состоянии сделать заключения о том, которая из них верна. Чувственно мы не замечаем существующего движения Земли и замечаем не существующую небесную сферу — если ограничиться просто некоторым понятийным аппаратом, некоторым уровнем рассмотрения, то в рамках этого аппарата и модель Птоломея так же верна, как и модель Коперника.

Соответственно, если ограничиться сугубо позитивистским описанием свойств макроскопического явления per se, то и доктрина «прохлада — это ощущаемая нами особая субстанция» так же верна как доктрина «прохлада — это ощущение от особого свойства любых субстанций».

А теперь вернёмся к нашему «владельцу организма», который получая от него ощущения преобразует их в деятельность этого организма. Является ли он особой сущностью (так же, как прохлада — является особой субстанцией), или же это просто некое свойство или стечение свойств каких-то и без этого существующих сущностей (прохлада — ощущение свойства «температура» присущего субстанциям)?

Всё, что мы можем в данном случае сказать — это зависит от доктрины... А сама доктрина — зависит от способа миропонимания. Который (способ миропонимания) не является абсолютным, а изменяется с историческим временем. В эпоху, когда способ миропонимания предполагал абсолютное присутствие Бога (которое тоже нельзя было определить, но можно было только истолковать!) сама собой истинной получалась доктрина «во всём помогает Бог, во всём мешает Дьявол». Ну, и все прочие практические следствия из этой очевидной доктрины. Например, душевная болезнь — это одержимость дьяволом.

Изменился способ миропонимания (изменился не сам по себе, а как следствие накопления массы эмпирики, которая не могла быть истолкована и объяснена в рамках прежнего способа) — изменилась доктрина. Вмешательство Бога и Дьявола (если таковые вообще были) ограничилось одним «моментом Творения», а далее стали следовать «действия законов Природы» вообще не зависимые от вмешательства чьей-то воли. Соответственно, изменилось и понимание душевной болезни — место конфликта с чужой волей стал рассматриваться разлад функций собственной воли больного.

В наше историческое время мы уже обладаем способностями психики, чтобы представить себе и ненужность самого «момента Творения», т. е. «Бог» и «Дьявол» для нас из самостоятельных особых сущностей становятся свойствами (стечением свойств) каких-то иных сущностей — доктрина изменилась, изменилась и адекватная модель Мира.

Но, ещё раз вернёмся к поставленному выше вопросу: «владелец организма» - это особая сущность или стечение свойств каких-либо иных сущностей? Способом чувственного ощущения мы не в состоянии их различить, они различаются исключительно доктринально и путём постановки эксперимента на более высоком уровне (если бы во времена Птоломея была возможность посмотреть на Землю из космоса, то и спорить Копернику было бы не о чем), который не может быть доступен психике не достигшей некоторого порога сложности. Здесь термин «уровень развития психики» понимается совершенно точно — чтобы построить ракету, выносящую взгляд за пределы Земли требуется именно, что общий уровень развития психики человечества: в математике, в технологиях, в ремёслах и т. д. Включая сюда, безусловно, и корпус гуманитарных наук — при практической достаточности одной лишь «Божьей помощи» нет нужды в каких-либо технологиях вообще.

[В этом смысле всё «развитие медицины» можно понимать как реализацию совершенно богопротивного желания сопротивиться воле Божией «ты должен умереть» - не желающий умирать человек «делал что-то» и … не умирал. Впрочем, и развитие вооружённых сил можно понимать точно так же, и образование, да и вообще любую человеческую деятельность — всю историю человечества Бог хотел загнёбить и поработить людей (вспоминаем Прометея), а люди этому, в целом, всегда и успешно сопротивлялись и никакой Бог ничего с ними не мог сделать...

Понимая, что настоящая «воля Божия» человеку всегда транслировалась исключительно попами мы невзначай получаем совершенно однозначный вывод о сущности любой поповщины во все исторические времена...]

Не требуется особенных умственных усилий, чтобы понять, что наше ощущение «Сознания» - это дальнейшее обобщение сущности «владелец организма», отрываемой уже от собственно физического тела. Если само ощущение «владелец организма» появлялось как предельное обобщение понятия «отражение — деятельность» (естественно связанной с физическим телом), то ощущение «Сознания» [термин пишется с прописной буквы потому, что «категория», а не от темноты автора, как это некоторые читатели изволили предположить] это всего-лишь ещё большее обобщение этого «владельца» уже не связываемое непременно с физическим телом. Впрочем, об этом будет следующий пост...

О химеричности Сознания. Постановка задачи.

Продолжаем нашу тему «кибернетической модели всего». Сегодня мы начнём рассматривать интересное во всех отношениях явление, которое ещё долго будет аукаться вспоминаться нами и как достижение методологии кибернетической модели и как интересный парадокс классического философского метода. Из одного только него можно извлечь очень много интересной информации.

Итак, как мы выяснили ранее, в человеческом повседневном обиходе существуют «псевдоявления» - из-за аберраций того способа восприятия, которым мы оборудованы в нашем понимании присутствуют образы явлений, не являющиеся столь непосредственным отражением Реальности, какими они нам только кажутся. Фраза эта сложная и корявая, а вот пример её весьма прост и ясен. Скажем, пример - «небесная сфера». Или — «плоская Земля». Или, как это разбиралось ранее — понятия «Бога» и/или «Творца».

Всё это — химеры нашего сознания, возникающие потому, что способ нашего восприятия не может часть явлений Реальности отразить «как они есть на самом деле» и отражает их так «как они ощущаются». Причина этого — отсутствие у нас необходимого способа чувствования/режима работы органа чувств. Например, ощущение объекта «небесной сферы» получается потому, что наше восприятие пространства оборудовано дальномером не умеющим ощущать «бесконечное расстояние». Как следствие, всё, что расположено на дальности, большей некоторого порога начинает нам казаться расположенным точно на этом пороге.

Заметим, что в данном случае речь не идёт об отсутствии специфического ощущения — скажем, у китов и летучих мышей есть эхолокатор, а у людей его нет. Нет, орган ощущения есть, функционирует он точно так, как ему положено, вот только один лишь «специфический случай восприятия» (в данном случае — восприятие бесконечного расстояния) он не обрабатывает никак, заменяя его наиболее близким значением из того, что он ещё умеет. Именно так из «принципиально бесконечного расстояния» у нас получается «очень большое конечное расстояние». Программисты ЦВМ могут сказать, что и вычислительная техника поступает так же — понятие бесконечность в ней просто заменяется очень большим конечным числом. В практически получаемом результате это создаёт невеликую ошибку. То же самое мы можем сказать и насчёт «плоской Земли» и «Бога» - те «приблизительные образы» которыми они нам представляются для нашей практической деятельности имеют ошибку, которой можно пренебречь.

Возникает интересный вопрос — почему так? Вот работает орган чувств. И все сообщаемые им значения верны, кроме одного-двух случаев его применения. Наверное, всё дело в этих самых случаях — те случаи, в которых «возвращается неверное значение» просто не возникают в нашей практической деятельности. Скажем, наш дальномер откалиброван на различение достижимых нами расстояний и смысла возвращать верные значения дальности на недостижимых нами дальностях просто нет. Если считать, что мы сегодняшние — следствие долгого отбора наиболее приспособленных к текущим условиям особей, то это совершенно очевидно: ошибки дальномера на недостижимых расстояниях не являются значимым фактором отбора. Ошибки дальномера на достижимых расстояниях очень быстро удаляются из популяции, а эти — ни на что с точки зрения адекватного поведения владельца дальномера не влияют. Желающие могут самостоятельно проверить этот вывод для «плоской Земли» и «Бога»...

Рассмотренный выше случай касался остенсивного определения понятия, т. е. образа явления Реальности, как совокупности ощущений, которое оно о себе создаёт — получается «образ существующего» потому, что органы ощущения именно в данном случае возвращают неадекватное значение.

Но и переход к рассудочным способностям и доктринальное определение понятий не улучшают описанного положения. Скажем, понятие «электрон» - исключительно доктринальное понятие. Его никто «остенсивно не ощущал» и не имеет такой возможности. Мы делаем вывод «существует электрон» лишь по совокупности явлений макромира, которые наиболее просто и наименее противоречиво и объясняются если предположить, что «существует электрон». Доктринальный вывод — вывод из косвенного эксперимента.

Будет другой эксперимент (например — с более чувствительной аппаратурой или основанной на иных физических принципах) — возможно, что из той же самой совокупности явлений макромира последует и уже совершенно иной доктринальный вывод. В частности, мы сейчас знаем о том, что «небесная сфера» не является непосредственным отражением Реальности именно по этой самой причине — приборы, расширившие диапазон наших ощущений и привели нас к иному доктринальному выводу.

И вот здесь-то мы и обнаруживаем, что у псевдоявлений о которых ведётся повествование есть некоторые общие свойства. Вот, на примере всё той же «небесной сферы». Во-первых, ей очень трудно дать позитивное определение, т. е. перечислить совокупность тех свойств, какими она обладает. (а перечислить те, какими «не обладает» - запросто). А если это перечисление удаётся, то в числе свойств обязательно будет слово «кажется» или «воображается».

Во-вторых, мы не можем поставить эксперимента с Реальностью, который бы устойчиво и с перекрёстной проверкой зафиксировал, что определённое нами явление обнаруживается в перечисленных нами свойствах. Не то, что такого эксперимента невозможно поставить вообще, просто эксперименты, проводимые разными способами и методиками не сходятся в обнаруживаемой сущности.

В-третьих, наличие или отсутствие псевдоявления целиком будет определяться используемой нами для рассмотрения парадигмой мировосприятия. Ранее по ходу блога это объяснялось в посте http://jivopyra.livejournal.com/10148.html на примере вопроса теоретикам «улучшение кучности боя оружия вследствие нарезов в стволе — от бога или от дьявола?». Как только изменилась парадигма мировосприятия «во всём хорошем человеку помогает бог, а во всём плохом — помогает дьявол», как исчезло и само явление о котором вопрошалось — улучшение кучности боя стало объясняться совсем другими явлениями, явлениями совершенно иной природы, иных зависимостей в Мире. Совершенно всё то же самое можно сказать и про объяснение явления «что есть звёзды» - отказ от явления «лампады, зажигаемые ангелами» в пользу явления «раскалённые газовые шары» произошёл не вследствие экспериментов с Реальностью (ещё в XIX веке физики полагали, что этого никогда не узнать экспериментально), а вследствие перемены самой парадигмы мировосприятия. Опять же, желающие приглашаются самостоятельно повторить вывод для явлений «плоская Земля» и «Бог»...

Иными словами, если мы в отношении некоего совершенно уверенно ощущаемого нами «явления X» (для конкретности - «призрака в подвале») можем заметить, что: 1) нам крайне трудно дать ему позитивное определение; 2) мы не можем уверенно обозначить план [перекрёстного] эксперимента по подтверждению его; 3) его присутствие зависит от парадигмы мировосприятия, то мы можем сильно подозревать в нём псевдоявление — такое отражение Реальности, которое ощущается нами существующим лишь вследствие аберраций того способа чувствования, которым мы оборудованы. Перекрёстная проверка иными чувствами/доктринами не обнаруживает этого явления «существующим непременно снаружи нас».

А теперь, если сказанное выше не вызывает возражений, то предлагается через метод сформулированных трёх пунктов посмотреть на само то явление «Сознание» как оно (давеча, да и теперича) понимается в философии, психологии, психиатрии и для иных удовольствий...

Для затравки: 1) ему крайне трудно дать позитивное определение, что ни исследователь, что ни способ исследования, что ни отрасль знания — то своё определение; 2) мы не можем обозначить «слепого» эксперимента, который бы по совокупности чисто формальных признаков сообщил бы нам, что обнаружено именно «Сознание»; 3) его наличие неизвлекаемо обосновывается только дихотомией «Сознание — Материя», которая принята в ныне действующей парадигме [научного] мировосприятия. Ну, просто иначе люди не имеют способа смотреть/отражать. Был бы другой способ — можно было бы на тот же предмет посмотреть с иной «кочки зрения», сложить-вычесть и заметить какие-то несоответствия, но другого-то способа/модели представления Мира и нет вовсе. Только способ «Я — существую»...

Читатель, который сочтёт изложенное выше чистой провокацией будет совершенно прав: это - провокация читателей мыслить об изложенном предмете самостоятельно и пытаться найти дыры в логике автора. И вот на этом самом интересном месте Шахерезада прекращает дозволенные речи до следующего раза...

Зачем?

История, определённо, развивается кругами — начав что-то делать, или стремясь от чего- то уйти или к чему-то приблизиться мы (понимаемые и индивидуально и в смысле всего человечества) спустя некоторое время обнаруживаем, что находимся, в общем-то, в том же самом месте откуда и стартовали. Просто глубина понимания нами предмета изменилась. Возможно, что при новом понимании для достижения всё той же цели мы теперь пойдём и другим путём. Но получим - тот же самый результат :)

Это обстоятельство, называемое, «развитием по спирали» надёжно замечено в Мире задолго до жизни нашего поколения. Поэтому его обнаружение в собственном деле есть, своего рода, объективный признак развития, не стояния на месте. Именно поэтому в очередной раз надо дать ответы на те вопросы, что некогда были поставлены при создании этого блога. Его первый пост (для тех, кто пока этого не знает) находится здесь http://jivopyra.livejournal.com/667.html

И если то, что там написано спрессовать до одной только сути, то «Кто я?», «Откуда я иду?», «Куда я иду?», «Зачем я иду?» - это вопросы, которыми хотя бы раз в своей жизни задавался каждый человек. Кто-то задавался ими в глубокой старости, а кто-то — открывал их существование ещё в изрядной молодости. Перед кем-то они мелькали только тенью, а кому-то — освещали путь в течение всей его жизни. По дошедшим до нас сведениям и при любом поколении наших предков было так же — всю свою историю человечество пытается вырваться за пределы возможностей того самого робота с обратной связью, собранного на белковой элементной базе, который упомянут в позапрошлом посте.

Зачем оно это делает — нет внятного ответа, а те ответы что есть — внутренне противоречивы и всё время подвергаются критике, особенно острой, если она производится из будущих эпох по отношению к эпохам прошлым. А, может быть мы просто не знаем, как вернуться домой, но пока не понимаем этого? Во всяком случае того нервного напряжения, которое порождают эти вопросы вполне достаточно, чтобы поставить конструктивный вопрос «Как устроен Мир?» и в каждом нашем поколении, как пчёлки, строить свою часть ответа на него. В надежде, что если не мы, то хотя бы наши дети...

Однако, у этих вопросов есть не только общественное, но и личное прочтение: Я — часть Мира. Почему я именно такой, а не другой? Почему у меня есть возможности, отсутствующие у других с кем я могу себя сравнить (людей или животных)? Почему у меня нет тех возможностей, которых бы я хотел? Вопросы эти закономерно приводят к выводу, что Мир чего-то ожидает от меня, вот только он не сказывает чего... И бОльшую часть своей жизни мы проводим в попытках как-то выяснить это. О том же самом, но в виде литературного произведения написано здесь http://gorchev.lib.ru/txt/by1/predn.shtml

Дальше возвышенность кончается и начинается занудство. Наш способ отражения Мира требует построения Модели. Как учат с кафедр — модель это упрощённое представление реального явления, которое необходимо нам, чтобы об этом явлении сделать какой-то полезный нам вывод. Например, - вывод о том, куда полетит снаряд. Моделей и способов моделирования к настоящему моменту известно много. Но, что совершенно определённо известно про них — это всё частичные модели. Ни одна из них не описывает сколь-нибудь большие фрагменты Реальности. Более того — мы даже не можем из совокупности этих моделей сложить о Реальности непротиворечивого представления. При попытке же исследовать сам процесс моделирования, мы обнаруживаем, что наши модели описывают вовсе не Реальность, но только нашу собственную конструкцию, эту Реальность воспринимающую! Это не удивительно, если учесть, что моделируем-то мы ощущения, создаваемые нашими органами чувств и каковы органы чувств — таковы и элементы модели. Но всё же, это — неожиданный вывод.

А вот при рассмотрении этого вопроса под отраслевым углом проблемы не видно вовсе — существуют физические модели, психологические модели, математические модели, философские модели, религиозные модели и т. д. каждая из которых откалибрована в соответствии со своей системой образов и понятий. Например, физической моделью невозможно описать ангелов, еженощно зажигающих лампады, называемые звёздами. Зато религиозной моделью невозможно описать газовые шары, раскаляемые идущими в их недрах термоядерными реакциями. Но при всём этом всё равно можно поставить вопрос — которое из этих двух представлений адекватнее?

Звёзды вообще являются очень хорошим физическим примером, поясняющим действие философских методов исследования — мы равным образом не можем «потрогать» и «поставить прямого эксперимента» что с раскалёнными шарами, что с ангелами, возжигающими лампады. Адекватность разных теорий о них мы вынуждены оценивать по неким косвенным признакам, которые, как мы считаем из накопленной человечеством эмпирики, являются универсальными и убиквитарными. Например, исходя из принципа системности — адекватнее то представление, чей уровень системности выше. Именно по этой причине гелиоцентрическая модель Коперника адекватнее геоцентрической модели Птоломея, хотя, чисто математически они обе одинаково точно позволяют предсказать положение светил на небе — адекватность оказывается ещё зависимой и от решаемой задачи. Для разметки огорода на местности вообще хватает модели плоской Земли.

По-моему, одного этого примера совершенно достаточно, чтобы догадаться о «кибернетической модели Мира», но мы продолжим далее — сообразно исторически сложившимся способам моделирования существуют отрасли знания, которые явно оперируют понятием «модель», да ещё имеют не одну такую модель в своей области. Примером чего являются теории «геометрической оптики» и «волновой оптики» в физике — одно и то же явление Реальности описывается двумя разными моделями. И обе приводят к одинаковым результатам в позитивистском смысле. Которая из них «адекватнее»? Неизвестно. В зависимости от решаемой в оптике задачи удобнее то одна, то другая. И в этом нет никакой крамолы или подрыва основ.

Существуют так же и такие отрасли знания, в которых по историческим или методологическим причинам имеется только одна модель. И другой модели — принципиально не может быть, потому, что всё рассыплется. Пример чего очевиден — это религия. В Мире существует более одной религии, но верующий не может держать в голове более одной модели. В большинстве своём просто потому, что его психических способностей едва-едва хватает на то, чтобы вместить хотя бы такую модель. А для нечасто встречающихся умников превосходящих эту минимальную планку существует костёр за вероотступничество. В таких отраслях даже само понятие модели неизвестно, потому, как оно совершенно не нужно — у того же Бога нет имени исключительно потому, что Бог — один-единственный и его категориальное название совпадает с названием объекта, а поэтому «Тот-Кого-Нельзя-Называть» - прекрасный идентификатор с точки зрения своей функциональности.

Разумеется, что между этими двумя крайними случаями существуют и отрасли знания в которых моделей-то больше одной, но само понятие модели — чрезвычайно нечётко артикулировано или вообще стёрто. Примером первой является психология — вся психология по своей сути есть ничто иное, как попытка одно и то же самое явление описать моделями разного устройства. Что ни теоретик — то отдельная модель и, обязательно - «школа», развивающая только эту модель. В физике, почему-то нет такого явления :)

А примером второй является философия в её современном понимании. Человек, закончивший университет по этой выделенной специальности и знающий, чем «философия» отличается от «истории философии» несомненно знает, что в философии дело обстоит ещё более запущенно, чем в психологии — метод, которым оперирует философия настолько всеобщ, что, буквально ещё одной детали вынуть из него нельзя. Как следствие, этот метод в состоянии породить бесчисленное количество всяких разных моделей, каждая из которых, тем не менее, имеет собственную аксиоматику — свой набор допущений. Но обыватель-то этого не знает? Почитайте философский словарь глазами человека, не имеющего [систематического] философского же образования. Ну, ведь бред же сумасшедшего — одно «существование» чего стоит! К слову сказать, именно противоречия, обнаруженные автором в философском словаре по предмету «существование» когда-то очень-очень давно сподвигли его «самому выяснить, как оно на самом деле обстоит». И результаты этого выяснения читатели теперь имеют возможность узнать в этом блоге :)

Но ведь философия не называет это «моделями», хотя теории ментального монизма, материального монизма или нейтрального монизма именно отдельными моделями (с собственной аксиоматикой) и являются. Мир, описываемый моделью ментального монизма (идеализма) — это не тот Мир, что описывается моделью монизма материального (материализма). В нём не только разные части не так соединены, в нём действуют и иные причинно-следственные закономерности. Что всё вместе приводит к совершенно различным выводам. А ведь возможность всякого задать вопрос: «И которая модель адекватнее?» никто не отменял.

Однако, самое важное и интересное обстоятельство в этом то, что «потрогать ничего нельзя». Человек, чья познавательная деятельность [естественно] начинается с остенсивного определения понятий просто останавливается в ступоре — проверить-то в эксперименте ни «ментального монизма», ни «материального монизма» невозможно. Философия — это ересь, которая не подтверждается экспериментом с Реальностью. Что философ, что поп — всё едино, оба — мошенники.

Мы-то с вами знаем, откуда следует такой вывод и какова его истинная причина - наблюдатель не в состоянии отразить явление на должном уровне его восприятия. Но разве это утешает? Люди из философской среды вынуждены исписывать горы бумаги только потому, что понятое ими в озарении противоречит тому естественному способу восприятия, которым мы все оборудованы. Желающие могут перечитать хотя бы «Бытие и Ничто» Сартра и попробовать ответить на вопрос «что он хотел сказать?». Наиболее адекватный ответ — Сартр пытался описать собственный гештальт, когда «до него дошло». Но гештальт его читателей будет описываться в терминах их реальностей, их ощущений, а вовсе не ощущений Сартра. Отсюда и объём исписанной им бумаги...

И при этом Сартр всё равно будет понят неправильно потому, что описание философских категорий является больше художественной литературой, нежели точным описанием свойств. Посмотрите на физиков или математиков — разве у них так? Понятие, введённое одним выражается в столь точной системе терминов и определений, что другой просто не может понять его иначе, чем его определил первый. Но у философов-то это не так — сколько мыслителей, столько и моделей.

Поэтому попытка ввести в философский обиход саму модель, которая бы больше соответствала хотя бы способу восприятия, которым мы оборудованы была бы уже большим достижением. Попытка определить сущности модели не через собственные ощущения философа, а через взаимодействие их с другими частями модели же — это было бы ещё бОльшим достижением. А уж, как это некогда рассматривалось ранее, попытка заменить качественные оценки свойств модели их количественной мерой (вместо «тяжёлый камень» и «лёгкий камень» пользоваться количественной мерой «вес») была бы вообще революционным прорывом, который бы смог поставить философию даже впереди физики.

Кибернетическая модель — и есть попытка такого рода. Необходимость её очевидна — в настоящий момент существует такое количество «частичных моделей» одного и того же представленных в виде философской или психологической модели, что мы не в состоянии даже поставить вопроса об их адекватности. Мы не можем не только выяснить адекватности теории X, но мы даже не можем сформулировать метода, который бы привёл нас к такому выводу. Ну, вот очень простой пример: из учений о пресвятой Троице относительно учения о Будде — которое адекватнее, и, самое главное - почему именно? Если не впечатляет — попробуйте оценить адекватность теории «Большого Взрыва»...

Есть и совершенно практические вопросы — когда общество индоктринирует нас некими инструкциями «поступай так, не поступай этак» можем ли мы как-нибудь проверить, насколько гибельны для нас эти инструкции? Вот, скажем, перечислить всё своё имущество в «Фонд Мира», а самому переехать жить в дом престарелых — это адекватный поступок или нет? И, опять же, самый главный вопрос — а почему это заключение именно такое, а не иное?

Когда из общества нас призывают «жить не по лжи», быть толерантными, жертвовать на храм, «учиться, учиться и учиться» - существует ли хотя бы метод, доступный каждому, чтобы он в соответствии со своим мировоззрением мог убедиться в адекватности этого призыва для него самого?

В общественном прочтении проблема ничуть не проще — что лучше «имперство» или «евразийство»? Какой способ организации жизни в России будет наиболее адекватным её условиям, и почему? Вопрос «почему» вообще очень неудобный вопрос, потому, что он предполагает знание структурной модели явления (в противоположность модели «чёрного ящика»). А ведь наряду с общественными силами, заинтересованными в том, чтобы вы - «знали», есть и силы, заинтересованные прямо в противоположном. Знание — власть (С) Роджер Бэкон.

Понимая это, понимая, что общественное образование — это больше способ не прояснить, а заморочить, мы не можем полагаться на заверение «британские учоные доказали» и... вынуждены в таком случае предлагать свой метод. Об чём, собственно, и был прочитанный вами пост.

Кибернетическая теория всего (II)

Продолжим развитие темы предыдущего поста, которая представляет собой попытку заменить исходную модель Мира гомоморфной ей моделью, которая, в силу свойств человеческого восприятия, будет проще для оперирования ею. Если бы мы говорили о математике, то это была бы попытка некоторым преобразованием свести решение исходного дифференциального уравнения к составленному по особым правилам эквивалентному алгебраическому уравнению. Результат решения был бы тем же самым, но сам ход решения — мог быть бы много более простым.

Два основных вопроса на которые следует ответить. Вопрос первый — нужно показать, что предложенная модель, как минимум, позволяет описать то же самое, что классический подход. Вопрос второй — рассмотреть, как выглядят известные нам по их классическому описанию явления. Для примера, скажем — субъект и объект.

Начнём с самого большого уровня. В кибернетической модели вводится понятие «театр существования» (хотя кажется более благозвучным термин «арена существования») и «акторы, реализующие процесс существования». Если с акторами всё понятно — их универсальность позволяет описать всё в терминах «субъект взаимодействует с объектом», то арена кажется лишней и искусственной сущностью — в неё просто сброшено всё, что мы не смогли описать «регулярной моделью».

На самом же деле это совершенно не так, и наше понятие «арена существования» соответствует классическому понятию философии «Бытие». Классическое Бытие точно так же является предельной и совершенно нерегулярной сущностью в представляемой нами модели Мира. Всё дело в способе чувствования и отражения, которым мы оборудованы — мы не можем представить себе Бытие иначе, чем контейнер в котором мы сами (наблюдатель) находимся внутри. Снаружи Бытия находится Ничто, но... это и не «снаружи» и вовсе не «находится» - пользуясь имеющимся у нас аппаратом отражения мы просто не можем себе представить ни Ничто, ни его соотношения с Бытием. Это просто отражающий аппарат нас обманывает так же, как он обманывает нас с «небесной сферой» - мы и её видим, хотя на самом-то деле её нет вовсе. По ходу предыдущего изложения это не один раз рассматривалось.

Поэтому Бытие можно рассматривать субстанциально: из ткани Бытия «всё состоит», это — категория «Всё». Но его можно рассматривать и пространственно: Бытие просто заполняет объём того всего, что мы в состоянии себе вообразить. И это снова получается категория «Всё». Его можно рассматривать и во времени — тогда это будет «все события». В этом пределе мы вообще не можем различить субстанциального, пространственного или временнОго, это просто некое для нас предельное «Всё», природа чего не выражается в ещё более элементарных наших ощущениях или представлениях.

Допущение о бесконечности этого «Всего» ничего не меняет - если немного подумать, то понятие «бесконечность» для нас просто возводит некую логическую границу, «горизонт событий» за пределы которой мы не можем попасть ни ощущением, ни даже нашей абстрактной мыслью. Разумеется, что в контейнерном понимании бесконечности, может быть, абстрактно что-то за этим горизонтом и «есть» (прямая аналогия — горизонт событий физической «чёрной дыры»), да мы никаким образом не можем этого ни ощутить, ни узнать, ни вообразить.

Соответственно, категория Бытие (она же, в математическом понимании - категория Бесконечность) определяет не что иное, как «границу представляемого» или «границу познаваемого» нами тем способом, которым мы оборудованы. И всё, что могло бы располагаться за этой границей для нас будет находиться в точности на ней. В наглядном представлении - это стена. Если у располагающегося за стеной есть какая-то форма, то эта форма будет представляться для нас некими тенями на стене, т. е. выглядеть для нас «свойствами стены». А если за стеной — Ничто, то и у стены не будет никаких свойств, кроме свойства «граница познаваемого».

Ну, и конечно — для нас Бытие совершенно аксиоматически «существует», потому, что не задав границ контейнера в нашем способе чувствования невозможно определить того, что находится внутри него. Чтобы существовала некая «теория», сколь бы идеалистическую природу она ни имела, прежде всего должен существовать сам «теоретик» в представлении которого эта теория будет существовать.

Тем не менее, и это — артефакт, подобный тому, который возникает в физике: измерение изменяет состояние измеряемой системы. Изменяет совершенно естественным путём — часть энергии измеряемой системы идёт на изменение состояния измерителя. В данном случае «теоретик» - это аналог того «пробного заряда», который применяют в физике для измерения напряжённости электрического поля. И на самом деле нет «поля», а есть система «поле — пробный заряд». Но, если пробного заряда принципиально, теоретически, нет, то как же тогда принципиально же узнать о существовании и «поля»?

Поэтому абстракция «арены существования» ничему не противоречит и ничего не искажает: мы просто философскую модель вида «Я — взаимодействие — не Я» трансформируем в физическую модель «Он - взаимодействие — не Он» удаляя самих себя за границы её Бытия. Кстати, в данном случае у нас появляется возможность охватить своим пониманием и несколько таких контейнеров — каждая из рассматриваемых нами разных моделей будет просто находиться в своём пузыре Бытия и всё.

Теперь поместим некое «существующее явление» внутрь этой арены существования. Напомним, что «существующее явление» - это только то, что может крутить цикл «отражение-деятельность». Самый очевидный пример чего — живое существо. И зададимся таким вопросом — а где и каким образом оно само станет ощущать границу своего Бытия, стену своей арены? Могут ли деревья дорасти до небес? Нам хочется узнать: Бытие это внешнее для всех явлений обстоятельство, или же понятие Бытия — зависимо от «существующего явления»? В терминах классической философии это вопрос — является ли Бытие объективной или субъективной реальностью?

Не стоит торопиться с ответом методом классической философии... Сами «свойства арены» можно понимать двояко — если их понимать в отражении нашего «существующего явления» (субъективно), то это только те её свойства, которые явление способно отразить. Для слепого не существует свойства «цвет», но это же не значит, что в доступном нам Мире нет «цвета»? А если их понимать как «вообще всё, что может быть кем-то отражено» (объективно), то тогда свойства Бытия есть ничто иное, как сумма свойств всех возможных его отражений. И это не противоречит нашему классическому пониманию — мы интуитивно понимаем Реальность именно так, для нас она «всё, что может быть как-то отражено [нами]» и фактически и гипотетически.

Но в кибернетической модели нет «объективного» и «субъективного». Есть только «существующее явление», его «отражение Мира» и .его «деятельность в Мире». При том, что это явление — состоит из той же субстанции, из которой состоит «Всё». В классической форме умствования это некая плотная Материя и некое тонкое Сознание, в кибернетической же модели две эти категории представляют собой определённую аналогию математической свёртки двух функций. И если пытаться визуализировать это существующее явление уже как объект, который разглядывает наш внешний к модели Наблюдатель, то это будет локальное возмущение среды «Всё». Вихрь — очень хорошая кинематическая аналогия такого локального возмущения. С одной стороны, вихрь подпитывается локальным отражением среды, тем, которое он может «почувствовать» (отражается температура воды не во всём океане). Но, с другой — и возмущения он вносит только локально, «до чего сам дотянется».

При этом мощность отражения напрямую связана с мощностью деятельности, а их свёртка составляет мощность вихря. Но даже и саму «мощность» в данном случае можно понимать в аналогии механической энергии — чем мощнее существующее явление, тем быстрее оно способно изменить окружающую среду и/или изменить её в большем объёме. Либо (что то же самое) — способно «снять информацию» с большего объёма среды. Ведь само понятие «мощность» — есть свёртка «энергии» и «времени». Что в данном случае полагать мерой этого «быстрее» или «в большем объёме» - тема совершенно отдельная. Её можно развить, и она напрямую выводит нас к гипотезе, что причиной «существования» является категория Время, а персистенция явления без Времени не есть «существование».

Важно, что этот некий вихрь может состоять из вихрей меньшего «пространственного масштаба» оставаясь при этом вихрем с собственными качествами. Пример этого из реальной жизни очевиден — наше тело состоит из клеток, каждая из которых — в общем-то, самостоятельно существующее явление. Оно встроено в «коллективную систему обеспечения жизнедеятельности», но оно могло бы существовать и самостоятельно. Если же смущают слова «наше тело» - рассмотрите такое явление, как вольвокс или кишечнополостные организмы. Ещё более убедительным примером этого являются клеточная линия раковых клеток человека HeLa или трансмиссивная саркома у собак.

Более того, мы запросто можем вкладывать существующие явления разной физической реализации внутрь друг-друга, так же, как они вложены в наблюдаемой нами реальности. Скажем, мы можем рассматривать «существующим» общество, либо разного рода псевдосущества, чьё существование состоит в реализации точно нематериальной идеи (эгрегоры). Этому нужно посвятить отдельный пост, но это очень ценное свойство модели, потому что в классическом философском подходе «существование» это состояние. Примитивно говоря — то, что «существует» - должно существовать и вечно. Нет возможности формализовать это существование до функции и формально описать его область определения. Проверочная сущность всё та же — радиоволны...

В нашей же модели «существование» - процесс, причём одновременно и параллельно протекает бесчисленное множество таких процессов, которые влияют друг на друга. Если в силу некоторых причин (примитивно предположим, что — одной физики видимого Мира), процесс X не влияет на процесс Y, то X и Y — взаимно не существуют. Они могут «занимать одну и ту же область пространства», они могут «протекать в один и тот же отрезок времени», они могут «состоять из одной и той же субстанции», но если X и Y не могут «почувствовать» друг-друга, т. е., например, X не влияет на Y, то процесс Y развивается так, как будто Y и вовсе нету. Он действительно «не существует» для X. При этом для некоторого иного процесса Z, и X и Y могут «существовать», если Z в силу всё тех же причин способен ощутить влияние и X и Y. Характерным примером, наверное, явится воздействие движущегося магнита на диэлектрик и на проводник — диэлектрик не почувствует этого влияния, а в проводнике будут наводиться электрические токи, которые проявят себя механической силой. Макроскопически это будет выглядеть как «магнит двигает проводник» и «диэлектрик не замечает магнита». В данной ситуации вообще можно вынуть козырь из рукава — та же квантовая физика рассматривает понятие «взаимодействие А и B» как процесс непрерывного обмена А и B особого рода частицами (а такой обмен можно полагать, как и «взаимное превращение А в B и обратно B в А на некоторое время»).

Но, коли это так, то мы можем хотя бы попытаться принципиально различить сущее и кажущееся? Если мы обитаем в Матрице, то это — экзистенциально важный вопрос, потому, что ответ на него немедленно покажет нам границы самой Матрицы. Ещё раз сам вопрос: как отличить «то, что существует» от того, что мы только ощущаем (и приписываем ему свойство «существования» исключительно потому, что ощущаем его «существующим снаружи нас»)?

Для тех, кто не понял вопроса — допустим, есть явление X, которое умеет крутить цикл «отражение-деятельность». В нашем определении: «Х — существует». Но X — воспринимается нами только «в отражении наших органов чувств», это мы сами просто не умеем воспринимать его иначе. И есть другое явление Y, которое крутить цикла «отражение-деятельность» не умеет, но оно точно так же воспринимается нами «в отражении наших органов чувств». При этом оба явления X и Y ощущаются нами «снаружи нас». В отражении одних лишь органов чувств — они одинаковы, они имеют одинаковую природу. Как тогда отличить сущность от кажимости?

В этой формулировке есть неряшливость. Заявив сначала: «мы — снаружи модели» автор затем вопрошает «как отличить ощущаемое нами», но, думается, что неряшливость эта простительная. Ведь все свойства рассматриваемой модели мы хоть и абстрактно, но описываем ощущениями именно наших органов чувств, а не чьих-то иных? Это, кстати, есть ещё одно подтверждение того, что не Бог создал человека, но человек — создал Бога...

И вопрос этот большой. И давайте хотя бы попробуем начать отвечать на него в следующем посте.

Кибернетическая теория всего

Многие читатели предыдущего поста прямо или косвенно отметили нелогичность появления в философском блоге чисто технического поста, причём не очень высокого (в сравнении с философией) уровня изложения. Было ли это неудачной попыткой повернуть изложение или автор исписался?

На этот вопрос можно ответить следующее. Как замечают постоянные читатели блога, автор тяготеет к философской «кибернетической модели Мира»: такому структурному его описанию, в котором неявно присутствует то, что в вычислительной математике называется «машина Тьюринга» - некое явление, «реализующее в Реальности» те умопостроения в которых мы рассуждаем. Автор никогда ранее не упоминал этого обстоятельства, но, анализируя ход своего изложения и существо задаваемых ему вопросов, подумал, что сейчас это нужно сделать как можно более явно и определённо.

Причина, как всегда, оказывается в нас самих. Тот способ восприятия, которым мы нативно оборудованы, заставляет нас мыслить в терминах тех кажимостей (а вовсе не сущностей!), которыми он же (способ) нас и обеспечивает. При этом мы сами – трансцендентны для самих себя и мы не замечаем за собой того, что и мы [те ощущения и образы, в которых мы сами для себя представляем самих себя] – точно такая же кажимость, как и всё остальное «наше». Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы не быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть. Льюис Кэрролл, "Алиса в Стране Чудес".

На самом же деле (если после сказанного выше вообще употребим такой оборот речи), если весь Мир состоит из взаимодействия разноуровневых кибернетических автоматов (сейчас это - гипотеза), то ведь и мы сами – тоже одна из разновидностей такого автомата? Внимательный инженерный взгляд приводит к выводу, что да, мы, люди – разновидность робота с обратной связью, собранного на белковой элементной базе. В качестве такового элемента мироздания у нас есть своё место в Мире, своё системное предназначение, мы являемся неизвлекаемой деталью этого Мира и всё такое прочее. Нас вполне можно изучать как такой элемент Мира и в общей сцене с ним и изолированно. И снаружи и изнутри. И в целом и по частям. И поведенчески и структурно.

Что обязательно надо немедленно заметить: существует ли та самая «машина Тьюринга», которую собрался сформулировать автор — мы не можем узнать. Для нас это всего-лишь абстракция, при помощи которой удобно представлять другой набор абстракций. Даже, если она всего-лишь кажется нам, т. е. по отчёту наших органов чувств она «не существует в Реальности», а есть лишь способ структурирования наших представлений о Мире, уже этим она заслуживает введения в модель, потому, что эту модель становится легче понять.

Тем не менее, речённое выше приходит в совершенно лютое противоречие с другими представлениями нас же о самих себе – с представлениями, полученными иными методами и/или исходя из иных когнитивных моделей. Например, «как всем известно» - человек подобен Творцу и имеет душу, которую обязательно нужно спасать. Или: человек должен сверять своё поведение с совестью и нравственностью. Есть и вообще мнение, что наши предки имели магическое представление о Мире, которое было много мощнее нынешнего рационального...

Адекватны ли сами эти представления? Каким образом вообще можно хотя бы оценить возможную степень адекватности неких представлений? Априорно полагая, что любые представления человека о самом себе несут в себе какое-то корректное ядро, понимаемое современниками некорректно лишь потому, что за историческое время наш способ восприятия изменился, нам хочется иметь какой-то метод обнаружить это ядро и оценить его мощность. Примитивно, но очень наглядно: если в Библии написана сущая и буквальная правда, если это действительно Книга, данная человеку самим Творцом, то как человеку проверить, что дошедшая до нас её редакция – от Бога, а не, скажем, от Сатаны? Ведь Творец-то давал её одним людям, оборудованным одним способом отражения, а в её аутентичности сейчас сомневаются уже совсем другие люди … Те же вопросы можно поставить и к любому известному (дошедшему до нас) знанию, а хоть бы и к «теории относительности» или «стандартной модели».

Уместно напомнить, что неадекватность Реальности наших выводов о ней, следующих из какой-либо доктрины имеет две типовые причины, и обе являются следствием ограниченности нашей психической мощности. Причина первая – мы начинаем своё рассмотрение с чего-то не элементарного, но что аксиоматически мы считаем адекватным. А оно – не является столь адекватным, как мы ожидаем. Классическим примером чего является «Сознание», понятие «души» или любая аналогичная категория, если они кладутся в первооснову какого-либо умопостроения. Это – не элементарные категории и не только их понимание у каждого сколь-нибудь отличается, но и в разных целостных моделях они могут определяться принципиально различно.

Причина вторая – мы ставим целью своего умопостроения нечто, что является всего-лишь методом или инструментом в системе более высокого порядка или уровня обобщения. Иными словами, если бы мы рассуждали с захватом в рассмотрение этого более высокого уровня, то мы бы могли придти и к совершенно другим выводам. Но на захват ещё одного уровня у нас уже не хватает умственных возможностей. Классическим примером этой аберрации является «демократия» - очень многие люди рассматривают её как цель социальной деятельности, как категорию «должного» и т. п. «всё хорошее против всего плохого». Однако, стоит рассмотреть эту проблему с включением уровня «инструментом чего является сама демократия?», так сразу выясняется, что «демократия» есть способ сохранения власти финансовой олигархии над обществом. Но является ли это тем самым «всем хорошим против всего плохого» что понималось изначально?

К слову приходится сказать, что в сформулированном выше легко узнаётся религия — как доктрина и метод, которые исходят из нечётко определённых категорий и столь же размыто формулируемых целей деятельности и правил умствования. Но при ограниченном уровне психической мощности субъекта религиозное мировоззрение является единственно доступным ему способом отражения. При этом неважно, что является предметом его религии — «Бог» или «физика»: аксиома «был Творец» ничем не отличается от аксиомы «был Большой Взрыв».

Однако и названное — далеко не всё. Способ нашего восприятия ещё и насквозь физический, т. е. мы гладко и свободно можем оперировать только моделями тех явлений, которые целиком находятся снаружи нас, а нас самих не затрагивают. Предыдущее наше изложение было очень трудно для понимания не в последнюю очередь именно по этой причине — мы всё время пытались рассматривать «себя» вместе с «не собой». Кибернетическая модель Мира устраняет эти трудности — она, по своей сути, имеет физическую конструкцию. Её наблюдатель (т. е. мы) отстранён от процессов, которые она описывает. Понимание, что некие акторы этой модели описывают именно нас самих, делается абстрактно, оно не требует непременного психологического «представления» рассматриваемого явления. Возможно, что именно в кибернетической модели мы сумеем продвинуться в наших упражнениях куда дальше, чем мы смогли это сделать ранее. Но сейчас это только гипотеза — понимая, что я хочу сказать я не имею уверенности, что мною выбран адекватный способ преподавания.

Суть кибернетической модели Мира очень проста. Наблюдатель в ней находится в положении Творца, т. е. рассматриваемый им Мир это «объект» в который сам Творец не входит и свою волю изменения этого Мира либо не проявляет вообще, либо проявил ранее того, как он приступил к наблюдениям того, что он сотворил. Ранее было показано, что гипотеза «Мир был сотворён» ничего не меняет в конечном выводе против гипотезы «Мир был всегда», но уменьшает сложность модели.

Все явления Мира описываются универсальной «единицей» - это нечто, что обладает способностью строить отражения Реальности и изменять Реальность своей деятельностью. Как рассматривалось ранее, что есть «особь», и даже, что есть «объект» вообще - дело исключительно соглашения. Мы можем полагать «единицей», которая строит отражение и ведёт деятельность муравья, но с тем же основанием можем полагать и весь муравейник сразу. И даже более того — мы можем рассматривать такой «единицей» вообще биологический вид муравьёв как целое, а существование отдельных муравейников и муравьёв считать только способом ведения этим видом деятельности в Реальности. Т.е базовое понятие модели хорошо масштабируется — им могут быть описаны совершенно разные по своей природе явления, включая сюда и «робота, собранного на белковой элементной базе».

Не имеет никакого значения форма, в которой реализована «единица». Ранее это рассматривалось на примере урагана — вполне вероятно, что ураган это «информационное отражение температуры воды» в той области океана, в которой он зародился, а вихревое движение масс воздуха (и последствия этого движения) — это «деятельность» этого урагана по изменению Реальности. Очевидно, что в данном случае любое явление, которое может быть рассмотрено как «запоминающее устройство» может пониматься и как явление умеющее строить информационное отражение Реальности в той точке, где оно зародилось или было искусственно порождено. Это справедливо как для специализированных пороговых конструкций (биологических нейронов, электронных транзисторов, доменов намагниченности), так и для явлений исключительно динамической природы — гребень волны, бегущей по поверхности воды содержит в себе информационное отражение события «в воду упал камень». Можно ли восстановить это событие [в том виде, в котором «событие было»]по информационному отражению — вопрос совершенно другой и его лучше рассмотреть отдельным постом. Потому, что свойство «единицы» совершенно иное — нет никакого требования, чтобы на основании информационного отражения «единица» воспроизводила «событие, вызвавшее это отражение». Простой пример сбережёт нам целый абзац объяснения — увидев зелёный сигнал светофора пешеход начинает переходить дорогу, но вовсе не начинает рисовать изображение этого светофора. Отражение сигнала светофора явилось причиной деятельности пешехода, но эта деятельность никак не соотносится с самим светофором и не связывает с ним дальнейшую судьбу этого пешехода.

Соответственно, в кибернетической модели весь Мир описывается как разнообразное взаимодействие таких «единиц» влияющих одна на другую — деятельность одних единиц является причиной формирования отражения в других единицах, которые потом будут создавать своею деятельностью отражение в третьих единицах, а, может, и в первых или каких-то иных.

Из сказанного следует несколько очевидных обстоятельств, которые просто надо назвать. Во-первых, в такой модели сущностно описывается понятие «время» как «фактор, ограничивающий распространение причинности» (возможно, это и есть философское объяснение того, почему в теории относительности «пространство-время» это одно и то же самое, а не два разных, вопреки нашему чувственному ощущению. Но над этим надо думать специально, потому, что в самой нашей модели сущностно нигде не вводится «задержка», распространение причинности понимается математически, как «порядок обхода элементов множества»).

Во-вторых, в этой модели удаётся экстериоризировать саму причинность. В традиционном философском подходе причинность — свойство наблюдателя, а не наблюдаемых явлений, в данной же модели наблюдатель (мы) остаётся не влияющим на ход исследуемого явления регистратором событий. А причинность — находится в самих наблюдаемых явлениях.

Ну, и в третьих, можно точно формально определить, что «существует», а что — нет. Как подробно рассматривалось ранее — это очень трудный вопрос. В частности, из наших предыдущих рассуждений получалось, что «существует» - это отношение между субъектом и объектом. Причём, от субъекта оно зависит даже сильнее, чем от объекта — какому образу соответствует совокупность ощущений от органов чувств — решает субъект. Если в представлении субъекта «существуют русалки», то при определённом стечении обстоятельств этот субъект интерпретирует некое тёмное пятно на берегу пруда как «русалку». А другой субъект, не имеющий представления «существуют русалки» ту же самую совокупность ощущений интерпретирует как образ какого-то иного предмета, например — как труп утопленника. Совершенно физического, а никакого не сверхъестественного. Третий же субъект, вполне вероятно, увидит просто выброшенную на берег колоду, отбрасывающую причудливую тень... Поскольку в общем случае у нас нет способа детерминированной моделью описать психику другого человека (да что там — и свою-то собственную мы себе детерминированно описать не можем), то получается, что вопрос «а что существует?» не имеет детерминированного же ответа. «Существовать» - может что угодно. Это заключение приходит в вопиющее противоречие с нашим повседневным опытом, но мы даже не можем сформулировать почему...

Ещё хуже выглядит положение, когда мы для определения «существования объекта X» принимаем формулировку «существует то, что создаёт в наблюдателе чувственные ощущения». И мы тут же спотыкаемся о «радиоволны» - существовали ли они до того момента, как человечество изобрело физические инструменты (радиоприёмник), которые стали создавать чувственные ощущения от распространения радиоволн? И в этом случае у нас нет удовлетворительного ответа — что «существует», а что является просто «иллюзией наблюдателя». Например, видения во сне — это иллюзия наблюдателя или, как полагал ещё Платон, это ощущения от иного места Реальности, куда во время сна перемещается «душа»?

В кибернетической же модели «существует» только то, что умеет крутить цикл «отражение-деятельность», который в дальнейшем можно короче называть «циклом существования». Это — совершенно формальное определение, не основанное ни на какой вкусовщине или предыдущем опыте конкретного наблюдателя. Объект «камень» создаёт о себе чувственные ощущения в наблюдателе этого камня, но является ли камень «существующим снаружи наблюдателя» или это просто «группировка образов от ощущений внутри наблюдателя» мы не можем утверждать. И то сказать — существование самой «объективной реальности» до сих пор не доказано. Отсюда возникает прелесть материализма, утверждающая, что «существует вне нас и вне зависимости от нас» соответствует нашим чувственным ощущениям.

А в кибернетической модели «камень» либо является актором на сцене бытия, и тогда он «существует», либо он является просто декорацией на этой сцене и тогда он является образом (частью образа) сцены, присутствующим внутри какого-то её актора. Он сам не «существует», но только лишь «кажется» кому-то. Если несколько акторов на одной сцене сходятся во мнении, что их образы совпадают, то это никак не доказывает «существование камня», но показывает лишь то, что у этих акторов совпадают способы чувствования. Совпадает «точка сборки», если выражаться в терминах К.Кастанеды.

Но установить «имеет ли по природе своей предмет X свойство крутить цикл «отражение-деятельность» - задача не в пример более формальная (знание немногих принципов возмещает нам незнание многих фактов), нежели полагаться в этом определении на какой-то конкретный набор образов, которым субъект наблюдающий X мог бы располагать из своего предыдущего опыта (а мог бы и не располагать — как это узнать?). Ввиду чего описание Мира именно кибернетической моделью и представляется более простым и надёжным способом, чем описание его же как-либо иначе.

Здесь же всплывает интересный вопрос — а всякие там протоны и электроны «существуют»? И вообще, где находится тот предел или критерий, по одну сторону которого находятся ещё «декорации театра», а по другую — уже «актёры пьесы»? Если буквально понимать предыдущий абзац, то «существует» только то, у чего может быть индивидуальная память или что вообще может быть индивидуализировано. Потому, что «отражение» - это информационное явление. Оно не переносится в деятельность (деятельность не включает в себя отражение как составную часть), но формирует её. У разных единиц — разная судьба, т. е. их отражения не совпадают точно, их деятельность в какой-то мере программируется их индивидуальным прошлым, которое есть следствие работы цикла существования.

У какого-нибудь камешка или клочка бумаги — индивидуальность быть может. Ну, хотя бы в виде формы, трещин, пятен и т. д. Мы не можем утверждать, что эти явления могут крутить цикл существования, однако мы видим у них одну из возможностей это делать. Если мы признаем, что они таки не крутят цикл, то это будет уже по какой-то иной причине, но не по причине того, что у них нет индивидуальности.

А вот у элементарных частиц и их агрегатов — индивидуальности нет. Они абсолютно все идентичны. [Хотя и это можно оспорить — такое явление как «радиоактивный распад» показывает нам, что определённая степень индивидуальности (распадаются не все сразу) у них есть, и они оказываются подвержены действию такой категории как «время» (у них может быть «прошлое»)] Следовательно, всякие атомы и поля — свойства театра, а вовсе не актёры в нём. Материя — это пластилин, а актёр — это нечто, что всё время меняет форму, придаваемую этому пластилину. Причём, меняет, действуя на одни массы пластилина другими массами, поскольку сам актёр тоже состоит из того же пластилина.

И дух носился над водами...

По замыслу автора здесь должен был быть пост о виртуальных сущностях, да «в коридорах» автору встретился его давнишний читатель, в порядке критики предыдущего поста рассказавший известный анекдот о Вовочке и попЕ на уроке физики, где Вовочка всю физику сводил к некоей одной сущности. Бросивший перчатку, в общем. Перчатку пришлось поднять.

Поэтому в данном посте будет на пальцах показано, каким именно образом из ведра с гайками проистекает изложенное ранее, хотя, в сущности, из одной только системности Мира должно прямо следовать, что с какой бы стороны и мимо какой бы бани ни проходили «чистый» и «грязный» получаться-то всегда будет только философия :)

Нужно сразу предупредить — ниже очень много занудных и инженерных слов. Видимо, каким-то читателям будет интересно, что у того, что собирается сказать автор давно существует и приятная для чтения литературная версия http://fanread.ru/book/2238967/

Collapse )

Коррекция орбиты

Дискуссия ведущаяся в каментах показывает, что некая часть читателей неправильно оценивает как мотивацию автора, так и направление дальнейшего движения этого журнала «относительно неподвижных звёзд». Данный пост предназначен исправить это недоразумение. По крайней мере - на текущем отрезке орбиты.

Проще всего объяснить неверно понимаемое читателями в его исторической ретроспективе. Журнал появился во многом случайно — несколько лет назад на форуме агентства Росбалт с подачи одного из читателей завязалась интересная дискуссия в которой я опрометчиво пообещал «заранее не определённому кругу лиц» объяснить некоторый объём исключительно философских вопросов. Точнее — объяснить объём этих вопросов с философских (а не физических или религиозных) позиций. Первый пост этого журнала находится здесь http://jivopyra.livejournal.com/667.html, желающие могут убедиться самостоятельно.

Формат форума не больно располагал к большим по объёму и взаимно связанным логикой постам, поэтому это обещание жениться пришлось выполнять в формате ЖЖ. Я не предполагал какого-либо развития данных мыслей. Однако, первые же десять постов вызвали совершенно неожиданные по масштабам процессы флотации и седиментации читательской аудитории, после чего стало понятно, что аудитория у этого журнала совершенно не та, с которой и для которой журнал стартовал.

Я не стал искать от судьбы лучшего — одной из самых больших личных моих проблем, сколько я себя помню, была проблема «не с кем поговорить». А тут совершенно самопроизвольно образовался природный механизм, когда лучшие люди (в буквальном смысле — лучшие люди, в реальности мне бы никогда не удалось с ними не то, что поспорить, так и просто познакомиться!) сами приходили читать меня. И формат журнала изменился.

Первоначально журнал задумывался как, своего рода, «философский букварь» для «религиозников» [людей, оборудованных мистической парадигмой мировосприятия] и «физиков» [людей, оборудованных физической парадигмой мировосприятия] и предназначен он был всего-лишь для того, чтобы простыми словами показать им картину Мира большую, чем мистика или физика, но всё равно в объёме тех же самых трёх классов церковно-приходской школы с углублённым изучением физики. Ну, интересно же увидеть, как ты сам и твои взгляды видятся из соседнего окна?

Однако, Мир — системен. В полном соответствии с продвигаемой мною доктриной религиозники слились первыми — я ещё и не начал ничего рассказывать, а они уже перестали понимать излагаемое. В современности «действительно религиозный человек» - человек не тянущий не то, что дополнительную картину Мира, у него с отражением и обязательной-то картины Мира очень большие проблемы. Иначе ему не было бы нужды её так сильно упрощать.

Физики слились следующими, но всё по той же причине: «на самом деле всё не так, как есть на самом деле» - запредельная для их понимания конструкция. Они ещё понимают, что физическая формула кинематики предсказывает будущее «положение тела», но их мозгов уже не хватает понять, что формула-то предсказывает никакое не «положение тела», но одни лишь будущие «ощущения наблюдателя где будет находиться тело». И разве можно это объяснить?

Осознав, что в данном случае «теория подтверждается экспериментом» с завидной точностью и что первоначальная аудитория, на которую и приготовлялось вещание разбежалась, я открыл для себя неожиданное обстоятельство — самопроизвольно пришла аудитория о которой я и мечтать-то не смел. И мне просто не оставалось ничего иного, как начать писать для неё.

Тогда возник вопрос что писать. Пересказывать учебники для столь продвинутой аудитории есть эпигонство. У меня хорошее инженерно-техническое образование, и философом я стал совершенно случайно — рассматривая проблему построения искусственного интеллекта как конкретную инженерную задачу (первоначально об этом казусе написано здесь http://jivopyra.livejournal.com/14782.html ) я с огромным для себя удивлением обнаружил, что она неразрешима в инженерно-технических терминах. И что её решение лежит в области знания, в которой субъект неразрывно связан с объектом, т. е. в области философии. По мере углубления в предмет стала открываться и ещё большая глубина — не может быть никакого «искусственного интеллекта», есть просто «интеллект», который либо есть, либо его нет. И что именно «интеллект» и есть то, что не может быть делегировано кому бы то ни было без потери нами того достоинства в котором мы рождены в этом Мире. Отказался от интеллекта — не человек. Можно даже было абстрагироваться от субстрата — на каком-то уровне рассуждение отрывалось от технической задачи и переходило в область универсальных категорий.

В том обществе, в том моём возрасте и для того исторического времени это были очень интересные выводы — в окружающей меня жизни их никто не знал, да и не имел нужды узнать, а максимум общественного «философского» приходился на обнаружение в «Капитале» Маркса ошибки — оказывается, машина может создавать прибавочную стоимость, что вызывало лютый «баттхерт» у людей, профессионально занимавшихся т.н. «общественными науками» (сейчас многие из них столь же люто стоят уже за «веру православную», а Марксом больше не интересуются).

В силу многих причин, прежде всего в силу тогдашней смены общественного строя и перемены мною рода занятий тема эта осталась недодуманной. Многие маршруты движения мысли не были мною пройдены до получения результата. Более того, и за прошедшие с того момента двадцать с лишним лет я ни у кого не встречал и тени мыслей, похожих на мои тогдашние — академические инженеры по-прежнему «ограничены сверху», а академические философы - «ограничены снизу». Между ними нет не то, что моста, а даже и понимания, что такой мост может принести и в инженерное дело и в философию. Похоже, что можно писать учебник «Использование метода философии в решении инженерных задач» - ниша свободна :)

И я подумал, что в столь приятной и продвинутой аудитории сейчас можно было бы и завершить мои тогдашние умственные изыскания. Авторский текст, без всяких заимствований и копипаст вполне достойная плата за то, что и я сам читаю оригинальные мысли хорошего уровня у многих других людей в том же публичном домене. Именно это и определило тот журнал, который вы читаете сейчас и, я надеюсь, продолжите читать и в будущем. Мне неоднократно уже напоминали, что переработав написанное мною можно написать и книгу, которая будет интересна. Я подумаю над этим...

Но сказанное выше произнесено не просто так. У каждого читателя существует дискурс (подробнее см. http://jivopyra.livejournal.com/9910.html ), через который он рассматривает написанное автором. И вследствие этого дискурса он видит написанное автором не с теми «весовыми коэффициентами», которые расставлял сам автор. Комментарии к последним постам очень интересны, на них хочется возражать, поэтому тем более становится важным для последующего понимания правильно позиционировать и предмет и себя.

Первое, что хочется отметить — читатель видит не всё, а то, что в состоянии увидеть, да ещё и в преобразованном его дискурсом виде. Именно вследствие этого физики обижаются, что не видят простой и понятной метафизики, а философы восхищаются, что автор самостоятельно движется по пути Канта. На самом же деле не происходит ни того, ни другого, имеет место только перемена позиции рассматривания предмета, которая (позиция) непривычна для академических отраслей знания. «Так» - не смотрят ни физики, ни инженеры, ни философы. Их отрасли знания признают, что излагаемое не полная ерунда, что так посмотреть можно, но уж очень удивительным получается увиденное из этой позиции. Которое, я повторяю, в общем-то не противоречит никакой отрасли известного нам знания.

Ну, давайте посмотрим. С классической позиции философии и вообще наук о человеке наблюдатель (человек же) помещается в центр рассматриваемого явления — в центр Мира. Это совершенно естественная ситуация в силу того, что мы все — существа, оборудованные 1-й сигнальной системой. Философия обнаруживает, что это помещение в центр — аберрация восприятия и исправляет её разумом. Но — исправляет-то абстрактным рассуждением, а наш чувственный опыт просто не умеет работать иначе. Все наши чувственные, непосредственные ощущения получены именно «в центре Мира». Иное — уже их обработка и интерпретация, но не они сами. Человек — пуп Земли. Но, если бы исследователь мог заглянуть в ощущения какого-нибудь моллюска — он обнаружил бы то же самое: моллюск — пуп Земли. Это просто аппарат, воспринимающий Мир 1-й сигнальной системой так устроен. И если у человека есть Бог (вне зависимости от того, какова интерпретация этого Бога), то этот Бог располагается где-то там, на бесконечном расстоянии от него самого.

С классической же позиции физики наблюдатель удалён от отражаемого явления на бесконечное расстояние. Если для философского способа отражения Бытие есть то, что протекает через участие наблюдателя, то для физического способа отражения это же Бытие протекает при полном этого наблюдателя неучастии и безвидности. Очевидно, что в данном случае наблюдатель — не Бог. Хоть он и располагается на бесконечном расстоянии от явления, явление не реализует волю наблюдателя, а развивается «само».

А теперь смотрим на явление «инженер разрабатывает искусственный интеллект». Для определённости, интеллект, воплощённый в техническом устройстве — роботе. Это - интеллект, а, значит, теоретически ему не запрещено когда-то «самоосознать себя» и задаться теми же вопросами, что мы сами задаёмся с первого поста этого блога. Следовательно, для робота и позиции робота, которая в данном случае будет совпадать с классической философской позицией инженер — это Бог. «Всемогущий податель Жизни (робота) и Творец всему видимому (роботом) и невидимому (роботом же)».

С позиции же физика, которая в данном случае есть классическая физическая позиция парадокс в том, что развивающееся физическое явление реализует волю наблюдателя. Т.е. инженер — тоже Бог. Хотя бы в отношении робота :)

Ещё интереснее ситуация выглядит с позиции инженера — да, действительно, инженер разрабатывает некий искусственный, полностью сотворённый руками, предмет. Но конструкция этого предмета не описывается исключительно физикой и математикой. В ней в определённом виде присутствуют науки о психике, самой примитивной из которых тогда получается кибернетика.

Чувствуете, как здорово и как выпукло стали видны пределы и недостатки, что классической физики (и инженерного дела вместе с нею), что классической философии и, даже — богословия? Никогда в предыдущей истории своего развития человек не размышлял над Миром или его частью с позиции Бога. Просто потому, что человек сам не мог создать ничего, хотя бы отдалённо напоминавшего то, что называлось «тварь Божия» - явления, чья сложность сопоставима по сложности с психикой самого человека. Все его творения были на порядки проще него самого. И попытка поставить себя в положение Творца всегда расценивалась как святотатство и богохульство — как попытка залезть на трон, который человеку не принадлежит. Эта невозможность описывалась и философскими категориями — как трансцендентность и принципиальная непостижимость Творца, невозможность понять его замысел. Огромное количество философской мысли было испущено для конституирования этого положения. Но, если эта мысль безусловно истинна, то тогда ведь и инженер — трансцендентен и непостижим? Что как-то уже очевидно не совсем правильное высказывание... Во всяком случае, сейчас видно, что мысль эта не абсолютна, что у этой мысли есть область определения.

Это соображение выводит в разряд инструментов, адекватность которых стала сомнительной, довольно много всяких разных доктрин. Например — доктрину агностицизма, про которую становится понятно, что она есть порождение исключительно точки зрения и способа смотреть — если просто поставить наблюдателя того же явления в другую точку, то он не увидит никакого агностицизма, а увидит всего-лишь теорему Гёделя о неполноте.

Можно попробовать спасти положение. Единственный доступный нам для этого метод описан в посте http://jivopyra.livejournal.com/2806.html Наблюдатель выделяет явление «инженер разрабатывает робота» в объект, сам остаётся трансцендентным для самого себя и мы получаем важную для понимания того положения в котором мы сами находимся в Мире информацию — трансцендентность самих себя есть единственная причина нашего агностицизма спроецированного на объект. Как только мы пытаемся как-то избавиться от этой трансцендентности, например, развивая анатомию, психологию, педагогику и т. д. так понемногу исчезает и наш агностицизм. Т.е. мы в самом буквальном смысле оказываемся в положении этого разрабатываемого инженером робота — пока робот есть результат исключительно внешних по отношению к нему сил и воздействий (природы, инженера и т. д.) положение одно, а как робот стал осознавать и развивать себя — оно становится совершенно другим. В том числе — и в отношениях робота со своим творцом.

А весь наш корпус знаний и мировоззрений исторически выстроен именно под положение вещей, что человек трансцендентен для самого себя. И века до XVIII, в общем-то, так оно и было. Человек «искал Бога» не догадываясь заглянуть внутрь самого себя.

Но в историческое время, в которое пишутся эти строки положение уже далеко не такое. Мало того, что человек уже создал или вот-вот создаст действительно интеллектуального робота — робота, чей интеллект сравним с человеческим (в области решения шахматных задач такой интеллект уже создан), т. е. полноправно станет Творцом, так ведь и для самого себя он давно уже не во всём трансцендентен. Человек умеет лечить свои болезни, т. е. своею волей вмешивается в промысел Господень кому жить, а кому умирать. Человек в состоянии программировать себя (или соседа), т. е. сам определять себе модели Реальности, смысл и цель жизни. Человек умеет изменять окружающую его реальность — ослаблять действующие на него факторы отбора или создавать новые. Например, когда мы лечим человека с врождённой генетической патологией (порок сердца) и он — доживает до размножения, а без лечения он бы не дожил, то мы, тем самым, препятствуем элиминации из популяции определённого гена. А ведь это и есть изменение факторов отбора для собственного же вида.

Ранее по ходу этого блога подробно и под разными углами рассматривалось явление «Бога» и делался [совершенно кибернетический] вывод, что введение в модель Мира виртуальной сущности «Бог» это один из способов, которым пользуется наша психика, чтобы упростить модель Мира, дабы можно было аппаратом меньшей психической мощности постичь большее количество явлений Реальности. Человечество уже обладает психической мощностью, достаточной, чтобы задаваться вопросами типа «а зачем Творец сделал так, а не иначе?» (вариант этого же вопроса — «почему эволюция привела к такому результату?»), т. е. мы уже отказываем Творцу хотя бы в его трансцендентности.

Но... где соответствующий мыслительный аппарат для отражения этой ситуации? Где общественные структуры для поддержания достигнутого уровня отражения в обществе? Их нет. Вместо этого мы видим откат в прошлое общественных отношений. Автор не имеет инсайда, не вхож в масонские ложи и структуры тайной власти, но автор твёрдо уверен в том, что невозможно некоей малой группой лиц разработать «тайную доктрину» в мировоззрении, которая была бы адекватнее доктрины, порождённой в масштабе всего общества. Инструментальную теорию, технологию — можно. А мировоззрение — нет, нельзя. И отсутствие названных явлений говорит не о «заговоре элит против простонародья», а о глубоком кризисе человечества на всех уровнях его мысли.

Системность мира позволяет ожидать, что разные способы решения одной и той же задачи, если все они «правильны» и «истинны» (на самом деле — адекватны) будут приводить к одному и тому же результату. Примитивно говоря, если одна и та же самая проблема описывается математической теорией и философской доктриной, то прохождение по цепочке вывода обеих доктрин должно в результате показать разные описания одного и того же явления. Мы едва ли знаем сейчас такие теории и такие доктрины, чтобы привести их в конкретный пример такой пары, но сам-то принцип, похоже, не вызывает никаких сомнений в своей истинности.

В таком случае инженерно-техническая мысль обладает ещё одним полезным свойством — она фальсифицируема в смысле Карла Поппера. Иного просто не может быть — любой инженерно-технический проект заканчивается «изделием», испытания которого очевидно показывают состоятельность самой мысли. То, что мы живём в инженерно-техническом окружении и при этом большинство домов не обрушивается, большинство труб не лопается, большинство самолётов не падает и т. д. доказывает, что инженерно-техническая мысль состоятельна или, даже, скажем так — привыкла быть состоятельной. Даже тогда, когда прямо сегодня она не имеет реализации она всё равно остаётся фальсифицируемой — это называется «научная фантастика».

А вот у общественной философии, у мысли «общественных наук», у истории и, даже, теперь и у физики такой состоятельности нет. И всего-то только потому, что «нет способа проверить». Философия этого положения находится вот здесь http://jivopyra.livejournal.com/10148.html но я приведу и конкретный пример — бозон Хиггса. Как убедиться в том, что «он действительно есть»? Прочитавший теорию по ссылке скажет, что никак. Надо идти на поклон к попам от физики, а попы скажут не то, что «есть на самом деле», а то, что самим попам нужно, чтобы их не разогнали. Если на строительство коллайдера и на содержание при нём служителей церкви «физики последних дней» тратится туча денег, то разве можно не найти этого бозона, тем более, что для того коллайдер и строился? Вы хотите обездолить множество хороших людей и членов их семей? Вы хотите свести с ума тех, которые обнаружат, что всё это время поклонялись ложным богам? Про возможность же прямо проверить умозрения философии можно и не говорить — её не было никогда.

Это сложило очень странное общественное положение вещей, при котором инженер (управляющий машиной) несёт ответственность за свои мысли, а «властитель дум» (управляющий людьми) — нет. Самый очевидный пример, к чему приводит такое положение это, разумеется, церковь. Но, как показал недавний разгон академии наук — и академия не имеет никакого иммунитета против сваливания в него же. Если нет результата, который может быть оценен на состоятельность людьми не входящими в корпорацию — корпорация резко увеличивает свою полезность для своих членов, но становится бесполезной, а может быть и прямо вредной для тех, кто в неё не входит.

Во многом именно понимание этого положения вещей заставляет меня не принимать претензии, изложенные в комментах к посту http://jivopyra.livejournal.com/16871.html, да и вообще игнорировать требования «изъясняться на принятом академическом языке». Меня вполне устраивает, когда абстрактная мысль имеет на горизонте вполне конкретную проверочную цель — приближает развиваемая абстракция к созданию искусственного интеллекта в виде робота или нет. И своих критиков я призываю к тому же - давайте вместе если не сконструируем робота, то хотя бы сформулируем неизбежные требования к нему. Очень многие «достижения человеческого ума» после этого упражнения покажутся странными, вот, примерно такими же, как трансцентдентность Творца...

О наблюдателе III

Продолжим наше изложение. В этом посте расскажем о втором способе [человеческого] восприятия отражать Мир — абстракции. В прошлом посте произвольное отражающее существо рассматривалось как некое кибернетическое устройство чувственной природы — ощущения от органов чувств каким-то нелинейным образом преобразовывались в нём и тут же подавались на исполнительные органы — усы, лапы, хвост. Однако, именно у человека это не единственный способ отражать Мир, у него существует ещё общепризнанная способность строить абстракции. Нам хочется понять, каким образом эта способность вписана в общую систему «Человек в Мире».

Перед тем, как уйти в глубину сделаем оговорку — методология, которую мы на этом погружении увидим имеет значение едва ли не большее, чем сам предмет исследования. Для начала в который раз произнесём мантру силы интуитивно ощущаемое — Мир равномерен, регулярен, последователен, не содержит парадоксов и т. д. То, что что мы обнаруживаем его иным есть исключительно следствие аберраций нашего восприятия, и ничего другого. Например, одна из этих аберраций — деление Мира на несмешивающиеся «объективное» и «субъективное» есть следствие принципа «глаз не видит самого себя». На самом же деле объективное и субъективное есть одно и то же самое, это — разные проекции одного явления. У людей просто пока не хватает мозгов понять это повседневным мироощущением. Это разными словами и много раз по ходу этого блога объяснялось ранее.

Но вот сейчас мы наблюдаем некую похожую видимость — деление отражения Мира на 1-ю и 2-ю сигнальные системы. Первое — это «чувственное отражение», которое порождает свою феноменальную культуру, а второе - «абстрактное отражение» со своей же феноменальной культурой. И первое и второе кажутся нам столь качественно различными, что не могут быть сведены к некоей общей первопричине и объяснению этой кажимости. Т.е. мы не можем утверждать, что это — простой (неделимый далее на части) процесс, лишь только видимый нами двумя разными явлениями вследствие не понятого нами пока «фактора X». Однако удивительное его сходство по форме с парадоксом «объективного и субъективного» заставляет сильно подозревать, что и данном случае это так — Мир и в этом случае равномерен, регулярен, не имеет чётких границ между частями и категориями и т. п.

У меня не хватает психической мощности понять этот «фактор X» и объяснить, каким образом из сущности получается кажимость: сейчас я догадываюсь, что в этом месте «может быть что-то», но и в самом деле не знаю что это такое — моё изложение подобралось к краю видимой мною Вселенной и каждый наш с вами следующий шаг становится моим шагом в ранее мне неизвестное. Как и всегда — читатели приглашаются высказывать свои догадки и задавать вопросы, за которые автор будет им очень признателен.

Понимая методологическую проблему, рассмотрим существо вопроса с количественной стороны: по общепринятым нейрофизиологическим воззрениям нарастание мощности нервной системы (физиологического «органа отражения») приводит к появлению качественного скачка — в ней появляются способности к абстракции. Например — способности к счёту и пониманию абстракции «числа». Но это только в весьма грубом приближении - в прошлом посте было показано, что понятие «абстракция» или «знак» существует уже и у пчёл, т. е. «уровень абстракции» имманентен «уровню психики» вообще, а не является каким-то «качественно иным» явлением в сравнении с «чувственным ощущением». Что является ещё одним аргументом в пользу высказанной ранее догадки иллюзорности деления отражения на 1-ю и 2-ю сигнальные системы. [Кстати, если гипотеза верна, то никакой «3-й сигнальной системы» нет и быть не может]

Однако, сам вопрос поставлен точно — до какого-то «уровня развития психики» способности к абстракции или, если можно так выразиться, «свойства абстрактности Реальности» являются малозначащими для определения поведения отражающего существа. Зато, после перехода этого предела, уже «свойства абстрактности Реальности» являются более адекватным средством определения этого поведения и, соответственно, эволюционно начинают развиваться именно эти самые способности. Размышляя исключительно материально-физическими характеристиками можно предположить в чём состоит этот предел — до этого предела «энергетически выгодным», в самом буквальном смысле — меньше затрачивается энергии на реализацию своего поведения, является функционирование «аналоговой вычислительной машины», а после этого предела — уже «цифровой вычислительной машины».

Ранее по ходу изложения было показано, что «чувственный» способ восприятия-поведения можно уподобить действию АВМ, а «абстрактный» - действию ЦВМ. Ну, вот и сформулирована «краевая гипотеза» о том, когда какой способ вычисления оказывается оправданным — существует некая предельная сложность модели, после которой «умозрения о том, как можно себя повести» при всей их сложности (работа одного мозга отнимает 25% разносимого по телу кислорода) являются всё же менее затратными, нежели осуществление своего поведения на практике. Если при этом считать совершенно все затраты — и на то, чтобы подумать и на то, чтобы подействовать.

О том, что эта гипотеза состоятельна и формулируется она в терминах именно цены (затрат), а не чего-то иного, свидетельствует существование хотя бы такой человеческой деятельности, как «проектные работы». Какой бы сложной ни была деятельность «проектного института», включая сюда и вообще все затраты общества, например — подготовку обученных кадров для него, построение обществом в физической натуре ядерного реактора без его абстрактной модели и без проекта на него — ещё более затратная деятельность. Не желающие мыслить категорией «ядерного реактора» могут ограничиться «дорожным мостом» и придти к тому же самому выводу.

Мы предположим, что абсолютно любая деятельность существ разложима через этот фильтр на две составляющих — существует некая область «отражения-деятельности» в которой «деятельность» (поступок) оказывается дешевле «отражения». И существует другая область «отражения-деятельности» в которой «отражение» (расчёт) оказывается дешевле «деятельности». В чём считать «дешевле-дороже» - вопрос соглашения. В конце-концов и единицы денег приводятся к единицам возможности совершить действие (энергии).

Любопытно при этом, что этот вывод справедлив и для других — виртуальных, существ. Например, мы можем рассмотреть виртуальное существо — биологический вид организмов и придти к выводу, что элементарный акт «мутация — отбор» производимый на жизни одного поколения этих организмов вполне себе является и актом «отражение — деятельность». Мутация — это поступок такого виртуального существа «вовне», а отбор — отражение этого поступка «внутрь». Ценою поступка, таким образом, является жизнь одного поколения особей этого вида — особь, которая [из-за мутации] не вписалась в среду погибает не оставив информации передаваемой в будущее, а особь, которая вписалась — формирует генетический код этого биологического вида существ. И психикой этого виртуального существа «биологический вид организмов» нам надлежит считать весь его генетический код распределённый по всем особям этого вида. Этот вывод не противоречит обнаруженному нами ранее обстоятельству — мы не можем локализовать Психику в пределах существа. Она так же распределена по «телу» существа, как и органы, которым это существо совершает своё поведение. Да и что считать «существом»?

В связи со сказанным возникает чисто инженерный вопрос — а как можно уменьшить «стоимость поступка»? Для описанного виртуального существа цена поступка — жизнь поколения. Без вымирания некоторой части рождённых особей виду не извлечь информации о том, которое поведение адекватно, а которое нет. Но рождение-смерть — довольно затратное явление, к тому же сильно зависимое от не относящейся к делу случайности. Скажем, только изготовился вид растений определить, которое из его приспособлений конкурентоспособно, только образовал необходимые мутации, прорастил свои особи, а тут возьми и случись засуха на весь сезон. И все особи так и погибли от действия этой неодолимой силы ничего этому виду не сообщив — то ли все его мутации оказались фатальными, то ли никакие мутации здесь и вовсе не причём.

Поэтому эволюционное приспособление, которое позволит виду просто перемещать своих особей в пространстве без потери ими способности существовать будет «более продвинутым». И это действительно так — биология признаёт, что животные, в общем-то, более продвинутое царство, чем растения. Но ещё более продвинутым окажется тот вид биологических существ, который сумеет извлекать информацию об адекватности своего поведения не из цикла «рождение-смерть», а на одном лишь протяжении жизни одной особи. Без обязательности её смерти. Это обстоятельство и вынуждает эволюционное появление «условных рефлексов», а впоследствии — и появление «культуры», как способа экстракорпоральной передачи потомкам жизненного опыта предков не в результате именно «рождения-смерти», а на промежутке между ними. На уровне «деталей машин» это и есть нейрофизиология — в составе существа появляется некий орган или физиологическая система, системное назначение которых очень похоже на системное назначение генетического кода. Если генетический код можно понимать как описание истории, произошедшей с видом существ, то нервная система — это описание истории, произошедшей с особью этого вида. Информация записанная в нервной системе — продолжение информации, записанной в генетическом коде, просто более короткоживущее.

На уровне «единицы конструкции» выгоды этого приспособления очевидны. Если для установления адекватности поведения требуется умерщвление бактерии или даже множества бактерий, то у этого явления есть и чисто материалистическая цена. Но умерщвление для этих целей одного кита есть много большая цена за то же самое количество информации — экосистемно энергетически выгоднее, чтобы у кита появилась нервная система, нежели умерщвлять для такого же вывода многие особи китов...

И, в общем-то, мы и наблюдаем движение эволюции в этом направлении — живое (т.е. самопроизвольно развивающееся) на каком-то уровне своей сложности (стоимости создания новой особи) переходит от способа извлечения информации «мутация-отбор» к способу наблюдения за собственным поведением особи — условным рефлексам, а там и способностям к абстракции. При этом переходе не требуется никакого качественного скачка. Если «условный рефлекс» есть некое усреднение от типовой исходящей реакции на типовое же входящее физиологическое ощущение, т.е. это «первообразная от функции», то тогда «абстракцию» можно назвать «второй первообразной» - это обобщение от обобщения. Существо получает психическую возможность исчислить «среднее» из своих реакций на воздействие Реальности и заключить (вывести «среднее» же), что между ними имеет место функциональная зависимость. Так это и есть «абстракция», просто в данном случае она описывается в весьма неудобных для неё терминах дифференциального и интегрального исчислений. Так — никто не думает, но это не означает, что так — невозможно и подумать.

И мы снова получаем подтверждение первоначально сформулированной догадке — если между «первой первообразной» и «второй первообразной» нету качественной разницы, то и между 1-й сигнальной и 2-й сигнальной её тоже нет... Просто мы сами находимся в каком-то положении, наподобие положения наблюдателя на перроне железной дороги. Когда на нас надвигается электричка — мы слышим более высокий звук её свистка, нежели, чем когда эта же электричка с тем же самым свистком от нас удаляется. Физически, это — эффект Доплера, но не оказывается ли некоего подобного эффекта и в данном случае?

Это именно вследствие этого эффекта для построения «чувственно-поведенческой» модели Мира существо помещает себя в центр отражаемого явления, но для построения «абстрактно-логической модели» - оно же удаляет себя от отражаемого явления на бесконечное расстояние. Нам это кажется двумя принципиально различными способами моделирования, а на самом-то деле между нулём и бесконечностью гораздо больше общего, чем разницы.

Заодно заметим ещё одно важное обстоятельство. Ранее мы говорили, что «образ» или «понятие» определённые остенсивным способом являются следствием некоторой «природы существа», образовавшейся или бывшей раньше него и такой, что само существо не может на неё повлиять. Хороший пример этого — образы, формируемые глазом. Диапазон длин волн в котором чувствителен глаз не зависит от существа, которое этим глазом оборудовано — существо не может его менять. При этом очевидно, что принимай глаз другой диапазон — и формируемые им образы были бы другими. И другой была бы интерпретация знака, обозначающего эти образы, другим было бы и поведение существа... Впрочем, мы ранее говорили о том, что те же самые в своей сути явления наблюдались бы и в том случае, если бы в Мире изменился, например,заряд электрона — а уж это точно такая константа, что мы едва ли можем своей психикой отразить возможность её изменения.

Иными словами, существо действующее в рамках «чувственно-поведенческой» модели или 1-й сигнальной системы действует в понятийном «словаре» определяемом снаружи него самого. Есть у него Сознание, отдаёт оно себе отчёт в своих действиях или подчиняется инстинктам — словарь определяется не им. Не мышке определять, что для неё будет съедобным, а что нет. Не человеку определять, какие цвета он увидит — и набор таких отражений или примитивных образов (в том смысле, что они не раскладываются на ещё более элементарные) образует некий исходный «каркас» в котором вынуждено действовать отражение 1-й сигнальной. Туша животного имеет определённый вес и все его мышцы откалиброваны таким образом, чтобы намерение животного прыгнуть приводило к совершенно точному их напряжению — не больше, но и не меньше.

Но, если мы под таким же углом рассмотрим отражение в рамках «абстрактно-логической» модели 2-й сигнальной системы, то мы обнаружим удивительно точное прямо противоположное положение. Там где в рамках 1-й сигнальной «от существа ничего не зависит» в рамках 2-й сигнальной «именно существом определяется всё». Ведь все образы и термины, которыми оперирует 2-я сигнальная являются доктринальными, т. е. зависят от их конструирования сами существом. Какой Мир себе сконструирует существо — таким и будет его отражение. Если существо будет полагать присутствие в этой модели Мира ангелов или демонов — нет способа оставаясь в рамках 2-й сигнальной опровергнуть это. Аналогично, если существо обнаружит некоторый «математический аппарат», то в рамках одного этого идеального аппарата невозможно ни утверждать, ни опровергнуть, что этот аппарат соответствует какому-то «физическому явлению». Игра воображения в рамках 2-й сигнальной ограничена только самим этим воображением. Но и при этом состав доктринальных сущностей отражающего существа откалиброван ровно таким образом, чтобы его тело могло реализовать его поведение. Ничего из того, что этому существу принципиально невозможно реализовать в Реальности, в голову ему придти и не может.

Иными словами, наблюдается [закономерное] положение, что наши органы чувств соответствуют нашим органам деятельности — мы не можем почувствовать того, что не можем произвести в поведении и не можем произвести в поведении того, чего не можем почувствовать. [Вообще говоря — это кибернетический вывод из теории систем: какова обратная связь к управляющему элементу, таково и всё поведение системы]. Это же можно сформулировать и иначе - сверхчувственное восприятие человека должно иметь комплементарной парой сверхъестественное действие человека же. И если [мы признаём, что] есть первое — надо искать и второе. Но почему-то все и оккультные и официально религиозные «источники Настоящего Знания» забиты только первым, а где второе?

Заметим здесь же, просто потому, что больше негде, небольшой оффтопик. Если предположить, что Реальность — больше того, что нами ощущается, то «путь света» - исключительно развитие и никакого другого пути вообще нет. У этого развития есть два рукава — развитие способностей тела чувствовать и действовать, и развитие способностей психики воображать и мыслить. Есть и практики предлагающие это. Но из этого же положения можно сделать и прямо противоположный вывод — если предположить, что Реальность и есть то, что нами ощущается и ничего больше в ней нет. Человек — вершина. Равно - что Эволюции, что Творения. А ведь в этом тезисе одинаково сходятся, что церковные теисты, что естественнонаучные атеисты. Просто первые воображают, что «не материальное — находится в ином месте», а вторые, что «не материального — вообще нет, идеальное существует ровно столько, сколько существуют вмещающие его мозги». Так существует ли вообще разница между «теизмом» и «атеизмом»? Жаль, что этот журнал ни теисты, ни атеисты не читают... Религия - это тупик. Вот, вообще. И без всяких вариантов. Вне зависимости, религия ли это некоего субъекта (Христа, Мухаммеда или Будды и проч.), или объекта (физики или вообще "науки"). Ложен не "предмет религии", ложен - сам "метод".

Но, из сказанного выше можно сделать и куда более глубокий вывод. Если деление отражения на 1-ю и 2-ю сигнальную системы нам только кажется, если на самом деле это — одно и то же монотонно последовательное развитие некоего базового принципа или способности [существ], разрывно воспринимаемое нами лишь только вследствие аберраций в наблюдателе, то «математика» и «физика» - тоже две проекции одного и того же самого «явления X». И «математика» и «физика» не просто так, по непонятной нам причине точно соответствуют друг-другу, а иного просто и не может быть! Это только нам кажется, что физика занимается тем «плотным», что можно лишь ощутить, а математика — тем «тонким», что можно лишь представить. На самом деле это - одно явление в двух его разных формах. У нас самих просто пока нет мозгов, чтобы это понять. Вот это самое неизвестное нам сейчас X в одной проекции порождает «материю», а в другой проекции — её идеальное отражение. Либо, наоборот — в одной проекции оно порождает «вымыслы фантастирующего существа», а в другой — их материальное воплощение. Математика — всего-лишь наиболее строгий (из пока нам известных) способов построения этих вымыслов, но любой математик подтвердит, что сама математика — вымысел от начала до конца, вымысел, имеющий причиной дерзновение человеческой мысли (идеальное), но отнюдь не ощущения человеческого тела (материальное). И это, по мнению автора, и есть качественное отличие явления «Человек» от всех прочих явлений, известных нам в нашем [вынужденном (кем?)] эксперименте с Реальностью.